Кто ищет, тот находит. А тот, кто ищет усердно, находит много. Это факт жизни и факт литературоведения, в том числе, той его области, которой уже более двадцати лет занимаюсь я, – исследования жизни и творчества Владимира Семёновича Высоцкого.

Менее года прошло с момента выхода моей книги "Жизнь и путешествия В.Высоцкого" ("Феникс", Ростов-на-Дону, 2004 г.), куда был включён самый полный на тот момент вариант главы "Высоцкий в Сибири". Ещё меньше – всего пять месяцев – прошло после перепечатки большого фрагмента этой главы в красноярской газете "КоМок" (№3, 24-30.01.2005 г.). Казалось бы, всё изучено, всё исследовано, откуда быть новым данным? Ответ простой: надо искать. Сегодня мы должны снова вернуться к теме пребывания Высоцкого в Сибири, ибо накопилась новая информация. На этот раз рассказ пойдёт, в основном, о пребывании Высоцкого в Дивногорске во время съёмок кинофильма "Хозяин тайги".

Натурные съёмки, как известно, проходили в Красноярском крае: сначала в селе Выезжий Лог Манского района, а затем в посёлке сплавщиков Усть-Мана. Помимо съёмок были и концерты киноактёров для местных жителей. Разумеется, Высоцкий был популярнее всех. "Слух о Высоцком разнёсся по всем леспромхозам, и в Выезжий Лог стали собираться люди из посёлков, расположенных от нас за десять-пятнадцать километров", – вспоминал позднее консультант фильма В.Шестерня.*1 А на концерт в Усть-Мане "приехали сплавщики с других участков за 70 километров", – рассказывала присутствовавшая на выступлении К.Родионова.*2

Эти воспоминания, опубликованные в российских газетах, я процитировал в своей книге. Здесь всё ясно, никаких вопросов нет. А вот информация о концертах в Дивногорске противоречивая, причём обнаружилась она лишь в самое последнее время, поэтому в книге тема пребывания Высоцкого в этом городе практически не разбиралась.

Начнём с основного вопроса: сколько концертов дал Высоцкий в Дивногорске? Ответ, казалось бы, содержится в словах Ю.Кулаковой – одного из организаторов выступлений Высоцкого в городе и автора заметки "Владимир Высоцкий в Дивногорске": "Высоцкий дал два концерта для одной смены строителей и столько же – для второй".*3

Заметка звучит очень убедительно, автор рассказывает много подробностей. Например, о том, что в этот день на сцене нового Дворца культуры должен был выступать гастролировавший театр из города Ровно; о том, что начальник стройки А.Бочкин попросту приказал отдать сцену Высоцкому; о том, что на первом концерте Высоцкого зал не смог вместить всех желающих, и люди стояли на улице у дверей и окон зала, которые были открыты по причине сильной жары...

Казалось бы, вопрос о количестве дивногорских выступлений может быть закрыт, но... Любитель творчества Высоцкого и энтузиаст-исследователь С.Ромашов из Дивногорска помог мне связаться с А.Ощепковой, работавшей в те годы в отделе культуры горисполкома. Разумеется, я позвонил Анастасии Андреевне, и вот, что она мне рассказала:

"Выступление Высоцкого организовывал наш горком партии и комсомольские комитеты основных сооружений Красноярской ГЭС. Мне позвонили из горкома партии, сказали, что приезжает Высоцкий, и попросили сделать так, чтоб на концерте был порядок, потому что народа ожидалось очень много.
И вот пока мы наводили порядок, все двери закрылись (это первое противоречие с воспоминаниями Ю.Кулаковой, писавшей, что двери были открыты настежь! – М.Ц.), и я даже не была в зале, не смогла попасть на концерт. На улицу была проведена радиотрансляция, так что стоящие снаружи могли его слышать. Народу было на улице тоже очень много. Кто тащил с собой стулья, кто табуретки... Ну и зал, конечно же, был переполненный. Я настолько была расстроена, потому что для меня это был любимый артист и певец... Потом я расспрашивала о том, как проходил концерт, у знакомых учителей. Пел он много, пел столько, сколько просили.
Когда закончился концерт, он сразу зашёл к директору ДК. Я там как раз сидела в кресле, очень расстроенная. Его уже торопили комсомольцы, говорили: "Вас ждёт автобус, отвезём Вас обратно на съёмки".
Высоцкий обратил на меня внимание и спросил: "И почему это молодая красивая женщина сидит такая расстроенная?" А ему говорят: "Как же не расстроиться? Это же наш руководитель культуры в городе, и она не попала на Ваш концерт". Высоцкий тут же сразу вышел, минут через десять вернулся и подаёт мне открыточку, а на ней написано: "Побольше нам таких заведующих культурой. Норовите в министры. Высоцкий"".*4

А.Ощепкова уверенно говорит, что в Доме культуры у Высоцкого было только одно выступление (второе противоречие с данными Кулаковой, – М.Ц.) и кому, как не руководителю отдела культуры горисполкома знать, сколько выступлений было?! Значит, ставим точку? Нет, ещё рано.

Несколько месяцев назад на одном из интернетовских сайтов, посвящённых Высоцкому, появилось обращение ко мне: "Есть дополнения по теме "Высоцкий в Сибири", но нет возможности пользоваться Интернетом. Напишите мне".

Разумеется, я написал, и через несколько месяцев из Сибири в Америку пришло письмо. Автор его, Олег Соболев, как сам он пишет, геолог по образованию и образу жизни (сродни геологу Максиму, персонажу Высоцкого из "Коротких встреч"). Его письмо имеет самое непосредственное отношение к пребыванию Высоцкого в Дивногорске в августе-сентябре 1968 г., поэтому приведу текст почти полностью:

"В 1968 году мне было десять лет. Моя мать работала главным бухгалтером и одновременно кассиром дивногорского Дома культуры "Энергетик". Как Вы сами понимаете, переговоры филармонии Дивногорска не могли обойтись без её участия, поэтому мне доподлинно известно, что Высоцкий дал три официальных концерта в ДК "Энергетик". (В Дивногорске филармонии не было, поэтому, видимо, речь идёт о краевой Красноярской филармонии, – М.Ц.)
Более того, в конце завершения съёмок "Хозяина тайги" Высоцкий приезжал к нам домой с благодарностью, коробкой конфет и бутылкой коньяка, которую они с моим отцом благополучно распили у нас на кухне.
Причина благодарности была в следующем: оказалось, что моя мама, Ольга Андреевна Соболева, будучи ещё и распределителем билетов, распространяла билеты не только на эти три официальные концерта, за которые он получил гроши, но и на три "подпольных", которые, естественно, проскочили мимо кассы.
Из других эпизодов пребывания Высоцкого в городе могу вспомнить два.
Во-первых, был стихийно возникший концерт перед старшеклассниками школы № 4 в помещении школы. Мой старший брат Андрей принёс с этого вечера полную магнитофонную запись, которая долго находилась у нас дома. К сожалению, пока я служил в армии, её выкинули, когда наводили порядок в доме. Существуют ли копии этой записи, мне не известно, но думаю, что это маловероятно.
Во-вторых, Высоцкий обедал в кафе "Романтика" на Комсомольской улице. Небольшой ансамблик что-то играл, и Высоцкому тоже захотелось на сцену. После первой песни только глухой не смог бы понять, кто это. Кончилось это тем, что доедал свой обед он уже минут через сорок-пятьдесят".*5

Если информация О.Соболева точна, то это означает, что выступлений в Дивногорске – официальных и неофициальных – было больше, чем мы предполагали, и проходили они явно не в один день, ибо за двадцать четыре часа просто не могло произойти всего, о чём рассказал мне О.Соболев. Впрочем, как выяснил С.Ромашов, Высоцкий в Дивногорск не только приезжал, но и некоторое время жил там вместе с другими членами съёмочной группы – по адресу ул.Гидростроителей, дом 8. Киногруппа "Хозяина тайги" занимала все квартиры в первом подъезде этого дома. (Таким образом, выясняется ещё один дивногорский адрес Высоцкого!)

Продолжаем анализ собранной информации. Вот что рассказал Е.Махров, мастер стройгруппы ДК "Энергетик", в беседе с С.Ромашовым:

"В 1968 году я только закончил 8-й класс ДСШ № 4. Мне повезло – я присутствовал на двух концертах Владимира Высоцкого. Оба проходили в нашей школе. В ДК "Энергетик" был совсем другой концерт, я на него не попал. (Исключительно важное сообщение: уже второй очевидец повторяет, что в Доме культуры был только один концерт. При этом в качестве места двух других указывается городская школа № 4. Очень подходящее место для неофициальных выступлений, о которых пишет О.Соболев. – М.Ц.)
Один из концертов состоялся в актовом зале. Никакой рекламы или объявлений не было, пропускали на концерт только студентов-стройотрядовцев. Мы, тогда ещё пацаны, прознали про эти мероприятия и старались проникнуть в здание всеми способами: через окна и даже через чердак пытались. Может быть, это был и не концерт Высоцкого, а встреча с киногруппой фильма "Хозяин тайги". Высоцкий приехал не один, а с известным по фильмам "Пакет" и "Бумбараш" артистом Валерием Золотухиным – высокий, вальяжный такой господин, с шикарной тростью, одним словом – знаменитость. А Высоцкий выглядел своим парнем – одет даже не очень модно, в общении был прост и доступен всем. Кто был ещё – сейчас не вспомню. Зал школы был переполнен, духота страшная. Пел ли Высоцкий – даже не помню, но ощущение полного восторга сохранилось – живые киноартисты! Ещё один случай запомнился: там сидели три парня, одетые не по-стройотрядовски – в хороших костюмах и галстуках. Может, кто из дивногорских, а, может, кто из студентов переоделся – надоело, поди, всё время в форме находиться. Так вот, они попросили у Высоцкого автограф написать на галстуках. Помню, стоят они с протянутыми ладонями, а на ладонях – галстуки. Высоцкий на галстуках и расписался.
В другой раз студенты (а студенты – народ сообразительный!) додумались: открыли окна в переходе между корпусами и вынесли всю аппаратуру на козырёк над крыльцом – получилась такая "висящая" сцена, с которой и выступал Владимир Высоцкий. А весь дом напротив школы превратился в трибуну: во всех окнах, на балконах были люди.
Надо сказать, что все танцевальные вечера в тот год проходили здесь, во дворе нашей школы: каждый вечер здесь всё играло и гремело, а двор школы заполняли танцующие, и не только студенты. Зачинателем всего этого я считаю Высоцкого – он первый выступил на козырьке школы, и после него с этой площадки стали выступать агитбригады, пошли все эти танцевальные вечера. Это уже потом выстроили танцплощадку за гостиницей "Бирюса".
Студенты тогда на торце школы нарисовали красочное панно во всю стену. К сожалению, оно не сохранилось, закрасили во время очередного ремонта. А могли бы и сохранить".

Итак, два выступления в школе, плюс то, что О.Соболев назвал "стихийным концертом в помещении школы". Сам он там не был, поэтому деталей может не знать. Есть свидетельство, что Высоцкий пел не только в школе, но и около неё и, похоже, это именно то самое вышеупомянутое "стихийное выступление".

Вспоминает житель Саяногорска И.Жуков:

"В 1968 году я работал художником-оформителем и руководил спортивными секциями, работал с молодежью. Когда в наш город приехали московские студенты, я познакомился с одной девчонкой, Леной звали. Жила она в четвёртой школе и тоже увлекалась спортивным ориентированием. Надо сказать, что позже мы встречались с Леной на республиканских соревнованиях – я за Край выступал, а она за Московскую область. Вот Лена однажды говорит мне: "Приходи к нам вечером, у нас будет Высоцкий". Надо сказать, что про Высоцкого я слыхал, песни его у походных костров пели:
"…Ведь это наши горы, они помогут нам!"
"…Порвали парус!.. Каюсь! Каюсь! Каюсь!..",
– но фанатом Высоцкого я никогда не был. Можно даже сказать, что отношение к его песням было у меня "неоднозначным". Тексты у меня как-то не соотносились с автором. Альпинистские песни мне нравились, я верил, что он действительно в горах был и силу скал испытал. Позже я оценил и "военный цикл" – здесь у него чувства выражены со всей определённостью, которая редко встречается у других поэтов. Здесь Высоцкого я могу сравнить лишь с Гамзатовым, с его "Журавлями". Лучше Высоцкого военную тему, пожалуй, никто не раскрыл.
Певцом же Высоцкого я вообще не считал: хрипит, сипит что-то... Вот Магомаев – совсем другое дело. Певцы должны обладать мощным, красивым голосом – только таким и можно позволять выходить на сцену. Но раз Лена приглашает…
И вот поздним вечером, уже было довольно темно, костёр на стадионе около школы. Все собрались вокруг. Мы с Леной как раз напротив Высоцкого, но моё внимание сосредотачивалось на подружке – возраст тогда ещё позволял. Я даже не запомнил, как был одет Высоцкий, какие песни пел. Вроде бы, всё знакомое, из фильма "Вертикаль", "антиалкогольные"… Запомнилась раскованность, простота общения. Но столичным актёром, тем более – знаменитостью я его не воспринимал".*6

Вернёмся, однако, к выступлениям Высоцкого в школе № 4. О них вспоминает бывший директор ДК "Энергетик" А.Коновалов в беседе с В.Пономарёвой и Н.Ромашовой:

"С концертами было так – тогда работали здесь московские студенческие строительные отряды. Идея встречи с Высоцким пошла от студентов. Когда они узнали, что здесь снимается "Хозяин тайги", что здесь Золотухин и Высоцкий, комиссар отряда МАИ сказал мне: "Давай, съездим на эту съёмку, встретимся с режиссёром, его помощниками, может быть, они помогут нам организовать встречу Высоцкого со стройотрядами и молодежью Дивногорска".
Вы же знаете, что тогда Высоцкий был в изгоях, центральные газеты интересовались "О чём поёт Высоцкий?" и не с "чужого" ли голоса? Неблагоприятные отклики читателей публиковались. Выступления Высоцкого не только не поощрялись, но категорически запрещались. Задача у нас была сложной, но мы всё же решили поддержать инициативу студентов и поехали в посёлок Усть-Ману, где проходили съёмки фильма. Встретились с Золотухиным, с Высоцким, и обратились: "Владимир Семёнович! Окажите нам такую услугу – давайте устроим встречу со студентами и молодёжью Дивногорска".
И вот мы сидим в палатке с самим Высоцким. Владимир Семёнович нас сразу поправил: "Что вы всё время: "Владимир Семёнович, Владимир Семёнович"!.. Я такой же, как вы, простой русский парень. Так что давайте просто: Володя. Зовите меня Володя и всё". Очень доброжелательно встретил, и договорились быстро. Но он поставил перед нами два условия: 1) выступление не афишировать, 2) на концерте – никаких фотографов и магнитофонов, – чтобы потом лишних разговоров не возникало. Горком комсомола и горком партии понимали, конечно, что идеологически всё это сложно: в Москве Высоцкому нигде выступать, кроме Театра на Таганке, нельзя, а мы тут… Ну, да ладно, у нас здесь своя власть… А когда? Давайте, предлагает кто-то, перед Днём строителя. В том году День строителя приходился на 12 августа, в этот день все праздновать будут (у нас тогда одни строители были, время эксплуатационников ещё не пришло), весь город соберётся на стадионе. Высоцкий согласился на 8-е августа, но сказал, что раньше 10 вечера выступить не сможет, так как съёмочное время заканчивается в 9 часов.
Встреча держалась в страшном секрете, командир и комиссар отряда готовили сюрприз.
И вот, 8 августа, вечер. Студентов собрали вроде как на концерт агитбригады. Ждём. 9 вечера, а никого нет. У нас уже мандраж – вдруг что-то случилось. Вдруг режиссёр или ещё кто из начальства не отпустил. Решили ехать на Ману, встречать. Минут за 15 домчали до палаточного городка, который был недалеко от посёлка, немного выше по реке. А около 10 часов уже были в школе. Концерт всё идёт, ребята тянут время – они уже знали, что мы уехали за Высоцким, но секрета не выболтали.
И вот мы заходим со стороны столовой, командир первым, и объявляет: "Ребята, сейчас будет сюрприз, которого вы не ждёте, и о котором вы даже не думали. Сегодня у нас встреча с Владимиром Высоцким!". И тут появляется Высоцкий, неизменную свою гитару обеими руками поднимает над головой. Что тут началось! Крики "Ура!", аплодисменты. Думали, – потолок обвалится. Высоцкий успокоил зал и сказал: "На вопросы я отвечать не буду, на все вопросы ответят мои песни". И он начал петь – по своей программе и по заявкам. Студенты долго не отпускали его, и закончился концерт около 2-х часов ночи. Это было что-то невероятное. Это такой человек, такой парень!.. О нём надо не говорить, о нём надо петь – такая вот русская душа! А сперва посмотришь на него – вроде простой парень, вроде даже как и не городской, а деревенский, одет неброско.
Вот закончил он выступать, ребята обступили его, давай расспрашивать… Но он уклонился: "Давайте не будем. Вы знаете, что сейчас время у меня… В идеологическом отделе ЦК комсомола я не в почёте, так что потом у меня и так могут быть неприятности. И не только у меня, а и у режиссёра, который отпустил меня на эту встречу".

В организации выступления Высоцкого в ДК "Энергетик" А.Коновалов, хоть и был директором, участия не принимал. По его словам, "там все шло напрямую от горкома комсомола, от штаба Слёта ударников МАИ (слёт комсомольско-молодёжных бригад и строительных отрядов состоялся 25 августа, – М.Ц.). Такие слёты проходили ежегодно. Вот на закрытие сезона, очевидно, и пригласили Высоцкого. Было это в конце августа, т.к. 1-го сентября студенты должны быть уже в Москве. За концерты в ДК я не отвечал, это дело Ощепковой, нашего "министра культуры"".

Подведём предварительные итоги. С достоверностью известно о трёх концертах Высоцкого – один раз в ДК "Энергетик" и два раза в школе № 4, причём известна даже дата первого выступления – 8 августа 1968 г. Внесём в актив и подтверждённую разными источниками информацию о неофициальных выступлениях – вечером во дворе школы и на сцене кафе "Романтик". Пел ли Высоцкий в других местах?

Оказывается, да, пел! Об этом мне рассказал житель Дивногорска Н.Николенко, в то время – начальник 3-го участка на строительстве плотины, который сам делал фонограмму:

"Это было в то время, когда Высоцкий снимался в "Хозяине тайги". В перерывах между съёмками он приехал в Дивногорск. Мы жили в одном доме с заместителем начальника "Красноярскгэсстроя" Фёдором Арсентьевичем Вологдиным. Жили мы на улице Комсомольской в доме номер девять. Однажды Вологдин мне звонит и говорит: "Приходи, у меня Высоцкий". Я взял магнитофон и пришёл.
Записываться Высоцкий не хотел, аппаратура-то была не ахти. Высоцкий спел несколько песен, я их записал. Это было прямо перед концертом его в ДК "Энергетик". Была у меня одна фотография, где сняты были все – он, Вологдин, жена моя. Её у меня украли. Вот плёнка сохранилась, но ведь столько лет прошло, она "осыпалась". На той кассете была песня одна, которую я нигде больше потом не слышал, но я текст уже не помню".*7

И ещё об одном неизвестном выступлении Высоцкого есть теперь информация, найденная всё тем же неутомимым энтузиастом С.Ромашовым. Он разыскал художника В.Фёдорова, который рассказал следующее:

"В те далёкие времена я жил в Красноярске и учился в Художественном училище. Летом 1968 года мы с товарищем писали этюды на манских порогах. Закончив работы, срубили плот и поплыли вниз по Мане. А надо сказать, что нас предупредили о необходимости иметь при себе паспорт и другие документы при посещении этого района – вроде как, где-то зэки сбежали и возможны всякие проверки. Подплываем мы к Выезжему Логу, смотрим – на берегу толпа: руками машут, кричат: "Давай сюда, причаливай!" И милиционер среди них присутствует, тоже сигналит. Ну, мы гребями заработали, давай причаливать и документы готовить. Смотрим, а милиционер-то вроде и не милиционер, а известный артист Валерий Золотухин. Подходит: "Кто такие?" – "Художники из Красноярска, – отвечаем. – А вы кто такие?". А мы, говорят, "Мосфильм", кино здесь снимаем. Давайте, мол, в гости. Обычно мы в деревнях не останавливались: мало ли что, ребятишки плот угонят, но перед приглашением столичных гостей не устояли – сняли греби, рюкзаки на плечо, и следом. Дом на самом берегу – обычная деревенская изба – пустая и просторная. Вдоль стен лавки, на стене полки. Вся уставленная кринками – с молоком и пустыми. "Вот как хорошо живёте, молока полно у вас!" – говорю (это уж потом я узнал, что это Золотухин тренируется: подойдет к полке и кринку молока хряпнет – надо ему всю полную кринку без передышки в кадре выпить, а посудина-то не маленькая!) Потом появился такой шустрый, небольшого роста, парень: "Здравствуйте! Кто такие?" – "Художники местные", – отвечаем. – "Художники?! А ну покажите!.." У меня были этюды на картонках небольшого размера, и я их разложил прямо на полу.
В то время фамилия Высоцкого уже была на слуху по магнитофонным записям, а так, в лицо, его мало кто знал. Парень осмотрел работы и сразу: "А вот этот – можно мне?.." Этюд манского порога был одним из самых удачных, немного даже жалко стало. Но, раз такой случай (я уже догадался, что это и есть тот самый Высоцкий), – "Ладно, – говорю, – забирай! Подписать бы надо, да, вот, нечем подписать…" Высоцкий тут подаёт мне вот этот самый карандаш – только тогда он совсем новым был: "А вот и карандаш!" Я и подписал: "Владимиру Высоцкому от Владимира Фёдорова". Отдаю ему этюд, подаю карандаш, а Высоцкий говорит: "Карандаш оставь себе – на память". Вот, думаю, повезло: хороший цанговый карандаш, да от самого Высоцкого. С этим карандашом я училище закончил, да ещё сколько работал, пока не поломал. После ремонта он выглядит немного иначе, но я им уже не работаю, храню как сувенир. Вот только в Москву, в музей Высоцкого, никак не соберусь посмотреть на свой этюд – сохранился ли?
В тот вечер мы устроились прямо на полу, на спальниках, а Высоцкий взял гитару и давай петь. Окна у нас были открыты, а за окнами народ толпится, вся деревня собралась. Только часам к двум ночи угомонились. Зрители в долгу не оставались, и периодически в окне появлялась авоська с двумя-тремя "огнетушителями" – большие такие тёмные бутылки с вермутом или чем-то вроде этого – на дне бутылок чёрный осадок в два пальца! Что уж пел – сейчас и не припомню. Вот только "Рудники мои серебряные, золотые мои россыпи" запомнилась, да и то потому, что сам на прииске вырос. (Единственное уточнение: в песне Высоцкого, конечно, не "рудники", а "родники", – М.Ц.)
Утром проснулись вроде рано, а в избе – никого! И на улице ни души, все разошлись куда-то, даже попрощаться не с кем. Собрались, отчалили… Заплыли за мост, за поворот – смотрим, а там все на брёвнах: бегают, кричат, кино снимают. Увидели нас: "Эге-гей!", – и руками замахали. Но течение там стремительное, не пристанешь, только и помахали руками в ответ.
А легенду о посещении Высоцким наших художественных мастерских я должен разрушить: художественные мастерские переехали в Старый Скит только в 1973 году".

Ещё два концерта Высоцкого состоялись в Доме культуры посёлка Мина Партизанского района, расположенном в 25 километрах от Выезжего Лога (информация С.Ромашова).

И в заключение – несколько слов о контактах Высоцкого с красноярскими художниками В.Балдиным, В.Елиным и Т.Ряннелем. В принципе, о самом факте их знакомства известно давно. Воспоминания ныне покойного В.Балдина и его карандашный набросок Высоцкого опубликованы ещё 20 июля 1989 г. в газете "Красноярский комсомолец". Другой художник, В.Елин, очень подробно рассказал о своих встречах с Высоцким на страницах другой красноярской газеты – "КоМок" (№ 42 от 23.10.1997 г.) Там же опубликованы некоторые фотографии Высоцкого сделанные Елиным и его карандашные портреты, сделанные в дивногорской гостинице "Бирюса". Так что тема не новая, но лично меня всегда интересовал один вопрос – правда ли, что Высоцкий пел 5-6 часов подряд в мастерской художника Т.Ряннеля, как писал об этом В.Балдин?

Народный художник России, академик Петровской академии наук и искусств Тойво Васильевич Ряннель с 1995 г. живёт на родине предков, в Финляндии. Звоню в Хельсинки.

"Встречу у меня в мастерской организовал Вадим Елин. Он был на Мане, где Высоцкий и Золотухин снимались у Назарова в "Хозяине тайги". В мастерской мы собрались все рисовать, но я понял, что рисунок, набросок – это будет не то. Это не то, что я, пейзажист, делаю. Я слушал его песни, а Вадим (Балдин, – М.Ц.) рисовал. Рисунок у него сохранился, и сам Владимир Семёнович подписался: "Это я".

Спрашиваю про фонограмму. "Эти записи не сохранились, – отвечает Т.Ряннель, – но я помню, что он исполнил у нас десять песен. (Так что не было нескольких бобин с записями, как иногда это утверждается в литературе! – М.Ц.) Я помню, как он их исполнял. Потом, на его пластинках-гигантах я слышал эти песни, но там они уже исполнены по-другому. Скажем, "Сон мне – жёлтые огни..." Я готов утверждать, что Высоцкий настолько многолик и велик, что каждый раз песня в его исполнении имела какие-то новые оттенки и краски".*8

Воспоминания художника В.Елина о продолжительности встречи в мастерской Т.Ряннеля занимают промежуточное место между тем, что писал В.Балдин (пять-шесть часов) и Т.Ряннель (десять песен): "Он у Ряннеля провёл часа три-четыре. А потом мы его целый час провожали. Поехали в аэропорт, посадили в самолёт. Билеты у них уже на руках были. Лётчики, когда узнали, кто с ними летит, взяли их в кабину, и Высоцкий им всю дорогу пел".*9
Спрашиваю о количестве концертов в ДК "Энергетик". "Концертов было два, – уверенно отвечает В.Елин, – были полные залы на обоих".

Так сколько же было концертов в Доме культуры? Один (Ощепкова), два (Елин), три (Соболев) или четыре (Кулакова)? Интересная "история с арифметикой", правда?

А ведь ещё были выступления в Красноярске! Мне удалось побеседовать с актёром Русского драматического театра Таллина А.Захаровым, который в 1968 г. работал в красноярском театре имени Ленинского комсомола и встречался с Высоцким во время съёмок "Хозяина тайги".

"В личную жизнь я его не влезал, – сказал А.Захаров в ответ на мою просьбу поделиться воспоминаниями. – Встречались просто, как артисты с артистами. Это ж 1968-й год, его почти никто не знал. Он к нам в театр приходил, пел там. Были у него и выступления в городе. Там есть институт цветных металлов, институт медицинских препаратов... Его студенты приглашали, он там пел. Всё это он без денег делал, сам искал общение".*10

Если столько информации обнаружено всего за полгода, то можно представить, что впереди нас ожидают новые находки. Я буду признателен за отклики всем читателям, которым известно что-либо о пребывании Высоцкого в Сибири. Любая информация будет принята с огромной благодарностью.*11

Рекомендуем: