Темой, вынесенной в заголовок, до сих пор исследователи жизни Владимира Высоцкого не занимались. Единственная информация по этому вопросу содержится в опубликованных в Интернете воспоминаниях Сергея Кочерги – сына бывшего помощника начальника Новороссийского морского пароходства по кадрам Валерия Кочерги.

Информация очень интересная, но нашему брату-высоцковеду, как известно, сколько о Владимире Семёновиче ни расскажи, он попросит ещё. Сергей Валерьевич согласился побеседовать со мной на интересующую меня тему. А потом последовали беседы с его мамой, Ольгой Михайловной Ногиновой, отцом, Валерием Фёдоровичем Кочергой, ветеранами флота Александром Николаевичем Назаренко, Владимиром Сергеевичем Борцовым, Николаем Евдокимовичем Тилининым.*1

Разумеется, это не были "беседы за круглым столом". Те, с кем я говорил, живут ныне в разных городах и странах – Латвии, России, Соединённых Штатах, Мальте. Собраться всем вместе было, конечно, невозможно, но в результате общения удалось выяснить весьма интересные детали пребывания Владимира Высоцкого в Новороссийске.

О.Ногинова: "Моряки, которые были друзьями Володи, были и друзьями Валерия Кочерги, отца Сергея. Большей частью эти люди были не новороссийцы, но когда они приходили из рейса, то обычно останавливались у нас. Моряков приходило очень много – Олег Халимонов, Володя Борцов, Анатолий Гарагуля и многие другие... Отец Сергея учился в Одесском мореходном училище с этими людьми, потом он плавал, а потом он занимался кадровыми вопросами в Черноморском пароходстве.
Володя очень хотел пойти однажды в рейс матросом. Однажды его даже внесли в судовую роль на судно Олега Халимонова – этот вопрос решался у нас в доме".

"Помню один разговор в Одессе, – говорил однажды в беседе с журналистом О.Халимонов, – Высоцкий мечтал пойти на флот, поплавать с год, сходить в загранку... Очень хотел побывать на моём танкере ("Морис Торез", где О.Халимонов был старшим механиком, – М.Ц.) – должен был прилететь в Новороссийск, когда мы заходили туда. На судне об этом знали, более того, Высоцкий был внесён в судовую роль – в список людей, имевших право подниматься на борт. Прилетели Тарковский, Макаров, Жанна Прохоренко, а Володя не смог".*2

"Однажды мы вместе были в круизе на "Шота Руставели", но капитаном в том рейсе был не Александр Назаренко, а Хлебников, а первым помощником был Володя Борцов. Это 1973-й год, август, – продолжает О.Ногинова. – Как-то раз мы все собрались у него в каюте. Были Марина с Володей, Сева Абдулов, и были ещё Тамара Гвердцители с мамой и я".

С.Кочерга: "А мне помнится, что отец рассказывал, что Борцов взял отпуск в августе, но пошёл в круиз на своём же корабле в качестве пассажира. Но хоть он и в отпуске был, но ведь первый помощник капитана, так что все к нему бежали с вопросами. А поскольку первый помощник всегда в паре с капитаном, то, видимо, и капитан пошёл в отпуск. Такое просто логическое заключение".

Уточнение внесли оба упомянутых в рассказе моряка. "Я на "Шота Руставели" бывал, но никогда на нём в рейс не ходил", – сказал мне бывший первый помощник капитана теплохода "Иван Франко" В.Борцов.

"Да, Леонид Хлебников два раза подменял меня, – подтвердил А.Назаренко. – Один раз, действительно, это было в августе 1973 года".

О.Ногинова: "Володя на судне выступал неоднократно, несколько раз пел для команды. Просто безотказно пел. И именно внизу, в помещении команды. Вы понимаете, Володя не был членом концертной бригады, которая обслуживает отдыхающих. Он был гостем капитана, поэтому петь – это было его доброе дело.
Народу набивалось очень много – приходили и Зиновий Высоковский, и другие артисты. А вот петь для "верха", для пассажиров, – у него как-то особого желания петь не было. Может быть, один концерт и был, но точно я сказать не могу".

В.Кочерга: "Высоцкий с Мариной уже были на "Шота Руставели", мы присоединились. В Сочи я сошёл, а они продолжали круиз".

С.Кочерга: "Насколько мне помнится, отец рассказывал, что он познакомился с Высоцким в конце 1960-х годов. Тогда снималась картина "Один шанс из тысячи", Высоцкий собирался приехать, но не сумел, и появился у нас только через несколько лет".

В.Кочерга: "Нет, я тогда не сумел с ним познакомиться. Я не уверен, что он был на этих съёмках. Приезжали Андрей Тарковский, Артур Макаров и Жанна Прохоренко. Высоцкого не было, так что знакомство отложилось на несколько лет".

М.Цыбульский: Давайте уточним один важный вопрос. Сколько раз был Высоцкий в Новороссийске?

С.Кочерга: "Первый раз он приезжал в 1971 году. Это абсолютно точно, поскольку дата – 23 августа 1971 года – сохранилась на фотографии.
На фото – мама, отец и Высоцкий. Там видны трубы. Это пассажирский причал и там нефтеналивных труб обычно нет, они там были только один раз – в 1971 году. Там была авария водопровода в Новороссийске, – из водохранилища ушла вода и приходил танкер – для города подавал воду. Потом эти трубы убрали, так что наличие труб служит дополнительным подтверждением даты.
Второй раз Высоцкий приезжал в 1972 году. Мы полагаем, что это было в сентябре. У меня есть фонограмма, сделанная на "Грузии". Там слышны голоса Высоцкого, Гарагули и моего отца".

В.Кочерга: "Высоцкий на теплоходе "Грузия" пришёл в Новороссийск и по радиотелефону позвонил мне. Я встретил его у трапа на машине, и мы поехали в ресторан "Хижина лесника"".

С.Кочерга: "На фонограмме слышно, как Высоцкий рассказывает о своих взаимоотношениях с капитанами, это он рассказывает моему отцу. Дело явно происходит в Новороссийске. Там слышно, что упоминается название такое – "Хижина лесника". Это ресторан в Новороссийске. На самом деле он называется "Избушка лесника". Там домики сделаны под хижины, поэтому и укоренилось неправильное название. Там Высоцкий встречался с капитаном "Пролетарской победы" Николаем Тилининым. Он теперь живёт в Риге".

Н.Тилинин: "Да было такое дело... Кажется, в 1972 году, в августе или в сентябре. Наш общий приятель Валерий Кочерга, муж Ольги Ногиновой в то время, пригласил меня на встречу с Высоцким. Я как раз в отпуске был.
Собралось человек семь – капитан Гарагуля, Валерий Кочерга, Ольга и ещё несколько человек. Кажется, был первый помощник Гарагули. Мы сидели в отдельной хижине. Выпили по стопочке водки. Володя попросил налить ему побольше, выпил стаканчик и больше к водке не притрагивался. Поужинали мы, и Володя спел несколько песен. Тогда я впервые услышал только что написанную вещь "Только прилетели – сразу сели..." Потом было ещё несколько песен. Точно помню, что была исполнена песня "Лошадей двадцать тысяч в машины зажаты..."

М.Цыбульский: Зачем Высоцкий приехал тогда в Новороссийск?

С.Кочерга: "Он должен был давать концерт в мореходной школе. Легально провести концерт не разрешили, а выступать нелегально он не хотел. Отдел культуры горисполкома не отвечал ни "да", ни "нет"..."

О.Ногинова: "Я работала тогда в мореходной школе, и начальник её сказал мне: "Ольга, сделай так, чтобы Высоцкий не отказался у нас выступить".
Высоцкий прилетел в город. Говорит: "Вот хорошо бы, чтобы концерт был официальный. Афишу бы..." Я говорю: "Володя, да афишу ребята разрисуют от земли до крыши!" А тот, кто с Высоцким прилетел (не помню сейчас, кто это был; возможно, Иван Дыховичный), говорит: "Это важно, чтоб было всё официально".
Новороссийск – город небольшой. Пароходство, наверное, занимало третье место по числу рабочих мест, оно набирало силу. Я подумала, что пойду в отдел культуры исполкома и договорюсь, чтобы Володю приняли официально.
Никакого документа, вроде бумаги из Москонцерта или Росконцерта, у него не было. И исполком занял такую позицию... Они не отказывали, говорили: "Да пусть выступает!", но официально зарегистрировать его как артиста, приехавшего дать концерт, они отказались. Секретарь горкома Поляков был свой человек. Я думала, что он поможет... В общем, началась волокита, а Высоцкий не мог долго находиться в городе и уехал.

С.Кочерга: "Из Новороссийска Высоцкий отправился на "Грузии" до Сочи. Там он остановился у друга отца, начальника морского вокзала В.Ломаношвили".

М.Цыбульский: Как часто приезжал Высоцкий к вам домой?

С.Кочерга: "Специально, не в связи с круизом, Высоцкий был у нас два раза – в сентябре 1972 года в связи с несостоявшимся концертом в мореходной школе, и ещё один раз они с Мариной Влади приезжали на машине. Это был третий приезд Высоцкого в Новороссийск.
Отец возил их катать на водных лыжах. Ещё он говорил, что Высоцкий всё время пел "В сон мне – жёлтые огни..." Это записали на магнитофон, но потом записи у нас были украдены. Милиция их нашла, но их украли ещё раз – на этот раз из милиции. В тот раз Высоцкий надписал отцу открытку: "Валера – спасибо!", но мы не можем эту открытку найти...

В.Кочерга: "Помню этот случай. Они с Мариной Влади гнали машину, причём, почему-то Марина всё время была за рулём. Они приехали ко мне, а я им приготовил трёхкомнатную квартиру в доме, расположенном буквально в нескольких метрах от того места, где я жил. Это квартира моего друга, который был в рейсе, и квартира была свободна. Помню, Марина жаловалась: "Я уже не могу никуда ехать! Я страшно устала". Я говорю: "Марина, я сейчас вызову шофёра, и мы вас отвезём"".

С.Кочерга: "Дату того приезда без открытки установить трудно, но поскольку Высоцкий рассказывал о своей встрече с Джо Дассеном во Франции, то это не могло быть раньше 1973 года – ведь до того года во Францию Высоцкий не выезжал. Отец говорил, что от нас они на машине поехали в Пицунду. Мне думается, что это был май-июнь 1973 года".

М.Цыбульский: Нет, значит, это было чуть позднее, потому что в Пицунде Высоцкий и Влади в тот год были в августе. А в апреле-мае действительно состоялась самая первая поездка Высоцкого во Францию. Так что дата посещения Новороссийска устанавливается весьма точно. А кроме того, в августе 1973 года был круиз, о котором говорила Ольга Михайловна. Вы не припомните, на машине Высоцкий и Влади приезжали до или после круиза?

С.Кочерга: "До круиза. Кстати, даты круиза тоже определяются достаточно точно. У меня сохранилось меню из корабельного ресторана, там стоит дата – 24 августа 1973 года. В этот день был прощальный ужин. Он всегда проходил перед Одессой, значит круиз начался где-то за неделю до этого".

В.Кочерга: "Высоцкий тогда первый раз съездил во Францию и с упоением рассказывал о том, как он встречался с Джо Дассеном и как его принимали. Потом говорит: "Ну, конечно, не так, как здесь. Здесь размах побольше". А Марина обиделась и говорит: "Нет, ну почему же? И во Франции могут принять хорошо. Правда, за свои деньги".
Я устраивал им морскую программу. Мы на большом пароходе вышли на середину Цемесской бухты. Я вызвал два катера, и мы катались на водных лыжах. Марина увидела, как мы с Володей азартно катаемся и тоже присоединилась. Сказала: "Это чтоб вы не думали, будто я не умею кататься на водных лыжах"".

М.Цыбульский: А были ли, по Вашему мнению, концерты Высоцкого в Новороссийске?

В.Кочерга: "Не было. Было несколько выступлений на суднах для моряков, но не в городе".

С.Кочерга: "Насколько мне известно, таких выступлений в городе не было. Это я говорю с весьма большим процентом точности.
Вот мы говорили о трёх приездах Высоцкого в наш город, в 1971-1973 гг., но мне кажется, хоть доказать это я пока не могу, что Высоцкий приезжал и раньше. Он интересовался подробностями гибели поэта Павла Когана, а погиб он на сопке "Сахарная головка"".*3

О.Ногинова: ""Сахарная головка" – как раз напротив наших окон. Я тогда работала во Дворце пионеров и занималась военно-патриотическим воспитанием. Мы с ребятами ходили на эту "Сахарную головку". Володя вообще слушал очень внимательно, а этой сопкой особенно заинтересовался.
Она доминировала над городом, надо было немцев оттуда выбить. Разведчики, среди которых был Павел Коган, пошли на эту высотку и исчезли. Немцы на этой сопке оборудовали всё основательно, уходить они оттуда не собирались. Там они даже отвели место, где расстреливали попавших к ним в плен наших солдат.
Мы с ребятами нашли человека, который командовал похоронной ротой. Он прислал нам письмо, в котором рассказывал, куда они перезахоронили расстрелянных разведчиков, в том числе, и Когана, так что могила его, хоть и несколько условно, но может быть определена. Потом я ушла работать в мореходную школу и этот поиск до конца не довела.
Володю интересовали все эти детали – Павел Коган, разведка... Я тогда этого не знала, потом только узнала, что на "Таганке" шёл спектакль о молодых поэтах, ушедших на фронт, и Володя там играл.
Были и ещё интересные разговоры у нас. Была такая история: Новороссийск представили на звание "Город-герой", но потом представление отозвали, потому что не было материалов, указывающих на защиту города гражданским населением. Я со своими ребятами прошлась по новороссийскому оборонительному району и мы сделали целый серьёзный материал о подвигах гражданского населения. Володю вдруг это тоже очень заинтересовало, он очень детально расспрашивал и внимательно слушал. А потом я узнала, что он хотел сделать сценарий "Дети войны".
Вот такие встречи были у нас с Володей Высоцким. Были они, к сожалению, не часто, но вспоминаются до сих пор".

Рекомендуем: