Уверен, что большинство читателей даже не подозревают, что количество экслибрисов, посвящённых Владимиру Высоцкому, уже давно исчисляется многими сотнями. В каталоге "Экслибрисы, посвящённые В.С.Высоцкому", изданном в 2000 году в Москве (издательство "Вагант"), собраны изображения 575 книжных знаков, и это далеко не всё. Скажем, даже в моём скромном собрании есть экземпляры, не известные составителю каталога, а ведь я храню только те экслибрисы, что присылают мне коллеги из других городов и стран, и специально поиском книжных знаков не занимаюсь (нельзя объять необъятное).

Думается, – будет уместным сказать несколько слов об истории экслибриса. В переводе с латыни это слово означает "из книг", то есть наличие такого знака на книге указывает на принадлежность её определенному владельцу. Экслибрис представляет собой бумажный ярлык, который наклеивают на внутреннюю сторону книжного переплёта. Родина экслибрисов – Германия, а первый из известных на сегодняшний день книжных знаков был изготовлен в 1470 году для монаха картезианского монастыря.

Сперва экслибрисы были однотипными, – на них изображались гербы владельцев. Связано это было, видимо, с тем, что количество умеющих читать в средневековой Европе было невелико, а гербы знатных семейств были известны всем.

Довольно любопытное мнение о появлении экслибрисов высказывает автор заметки, помещённой на одном из украинских сайтов: "Как известно, книги не воруют. Их берут почитать и в результате, не возвращают. Есть категория людей, считающих такое поведение нормой. Именно для борьбы с ними и был придуман экслибрис".*1 Видимо, автор убеждён, что не будь экслибриса, граф Сфорцо запросто бы "заиграл" книжку у герцога Медичи...

В жанре экслибриса работали крупнейшие европейские живописцы – Дюрер, Кранах Старший, Гольбейн, Буше... В Россию книжные знаки пришли позднее, чем в другие европейские страны, это произошло уже в петровскую эпоху. Сподвижники Петра Великого Лефорт, Брюс, Голицын и другие обзавелись собственными экслибрисами.

Сюжеты книжных знаков менялись вместе со сменой эпох. Как во Франции конца 18-го века фригийский колпак сменил корону, так и в России крушение монархии нашло отражение в содержании экслибрисов, – без социалистического реализма нельзя было творить и в этой области.

В 1975 году художник В.Шпигов из Выборга сделал два экслибриса для Владимира Высоцкого. Они выполнены в технике линогравюры и различаются лишь размерами. "Есть основания полагать, что знак этот был известен владельцу", – сообщала московская газета "Книжное обозрение".*2

Владельцы обычно знают свои экслибрисы, с этим не поспоришь... Вот только доказательств того, что Высоцкий им действительно владел, пока нет. Известно, однако, другое: один из экземпляров находился в собрании артиста московского театра имени Маяковского Б.Тенина, экспонировался на различных выставках и воспроизведён в "Каталоге выставки книжных знаков из собрания народного артиста СССР Б.М.Тенина".*3

В.Альбертин, один из крупнейших коллекционеров экслибрисов, посвящённых Высоцкому, в составленном им каталоге экслибрисов (он упомянут выше) поместил изображение ещё одного экслибриса, выполненного для Высоцкого. Это работа А.Буренко из украинского города Прилуки, создавшего свою линогравюру в 1980 г. Не могу, однако, сказать с уверенностью, был ли этот экслибрис действительно вручён Высоцкому, или украинский мастер выполнил его просто для себя.

Существует ещё один экслибрис Высоцкого, и про него можно с уверенностью сказать, что Высоцкий знал о его существовании. Н.Кошелева, встречавшаяся с Высоцким в марте 1968 года, когда тот приезжал в Магадан, вспоминала, что весной 1980-го Высоцкий виделся с её мужем. "Виктор (муж Н.Кошелевой, – М.Ц.) при нём сделал карандашный набросок его экслибриса".*4

Первые экслибрисы, посвящённые Высоцкому, появились в самом начале 1980-х годов. Хочется отметить оригинальные работы петербуржца В.Глебовича, выполненные в технике офсета. В 1988 году, когда отмечалось пятидесятилетие со дня рождения Высоцкого, таких книжных знаков было уже несколько десятков. Кстати, именно тогда художник А.Шибанов из Магнитогорска создал по заказу нижегородского Клуба любителей экслибриса книжный знак для Марины Влади, несколько экземпляров которого волжане отправили во Францию вдове поэта.

Тогда же московский художник Е.Касперский создал технике штриховой цинкографии экслибрис, предназначенный для книг из библиотеки Высоцкого. Естественно, наклевать его на книги, хранящиеся в кабинете Высоцкого, никто не собирался, но работа получилась, на мой взгляд, интересной.

Как известно, практически нет специальности, о которой в поэзии Высоцкого не нашлось хотя бы нескольких строчек. Любители поэзии Высоцкого, заказывающие себе книжные знаки, частенько вспоминают об этом. Мариупольский художник А.Сивак изобразил Высоцкого на фоне языков пламени – это книжный знак для пожарного, ассоциация с песней "Пожары над страной...". А черниговец В.Леоненко выполнил заказ связиста – портрет Высоцкого на фоне телефонного диска ("я хватаюсь за диск телефона, я набираю вечное ноль семь").

Не все работы удачны, встречается много откровенной халтуры. За изготовление экслибрисов памяти Высоцкого зачастую берутся художники-самоучки, у которых начисто отсутствует самокритика.

В советские времена я довольно много поездил по стране и заметил любопытное обстоятельство: Ленин на портретах, в обязательном порядке висевших в каждом городе и селе Советского Союза, был частенько похож на представителя коренного населения.Без всякой карты, по одному только взгляду на портрет вождя, можно было понять, находишься ты в Туркмении или Армении... Тоже самоучки малевали. Но то хоть по приказу делалось, а вот что позволило, скажем, С.Кульмешкенову (Акмола, Казахстан), А.Карсоне (Екабпилс, Латвия) или Л.Никитину (Макеевка, Украина) считать, что они действительно изобразили Высоцкого, а не просто дядю с гитарой, – ума не приложу.

Понятно, что книжные знаки, посвящённые Высоцкому, заказывают себе, как правило, не просто любители книги или даже поэзии, а знатоки творчества Высоцкого, для которых он – поэт в своём роде единственный. Такие знаки теперь есть не только у россиян, например, – у поэтессы Т.Куриловой из Калмыкии, санкт-петербургского коллекционера С.Власюка, популяризатора поэзии Высоцкого архангелогородца В.Попова, – но в ближнем и дальнем зарубежье: у организатора музея Высоцкого в польском городе Кошалине М.Зимной, коллекционерки С.Никитиной из Беларуси, украинских знатоков творчества Высоцкого А.Гордийчука и Е.Ромашкиной. (Кстати, изображений перечисленных экслибрисов в упомянутом "Каталоге" нет, они репродуцируются впервые.)

Книжные знаки с изображением Высоцкого давно стали объектами коллекционирования. Широко известны коллекции С.Альбертина из Очакова и С.Дёмина из Дегтярска Свердловской области. Собрание каждого насчитывает сотни экземпляров, причём много десятков художники выполняли лично для них.

Один из крупнейших коллекционеров и знатоков экслибрисов, посвящённых Высоцкому, сообщает в журнале "Полиграфист и издатель",*5 что в настоящее время, по самым скромным подсчётам коллекционеров, их насчитывается около 750. "Непревзойдённым рекордсменом по количеству таких экслибрисов считается Анатолий Емельянович Ечкало (Торез), который сделал более двухсот миниатюр".

Выставка экслибрисов, устроенная С.Дёминым в городе Ревда Свердловской области, получила совершенно неожиданную известность. О ней писала не только городская газета "Ревдинский рабочий",*6 но и столичные "Известия",*7 причём на первой полосе!

Думается, что именно тогда основная читательская масса впервые узнала о таком необычном виде коллекционирования. Вышедшие незадолго до того брошюры "Образ Владимира Высоцкого в экслибрисах" А.Сазонова (Москва, 1994 г.) и "Владимир Высоцкий в экслибрисах для Сергея Дёмина" (Дегтярск, 1994 г.), имели тираж 100 экземпляров каждая. Ясно, что об изданиях такого рода (сюда можно отнести и мини-издание "Мысли и мнения об экслибрисе" Г.Кизеля, вышедшее в Москве в 1997 г. тиражом 200 экз.) становится известно лишь самым завзятым знатокам.

Экслибрисы, посвящённые Высоцкому, экспонировались на нескольких выставках. Самые первые из них состоялись в январе 1988 года в Вильнюсе, Горьком и подмосковном Ступине. Через год, в январе 1989 года, прошла выставка в сибирском городе Асине. "Её подготовил энтузиаст-коллекционер Геннадий Иванович Игнатов... В ней приняли участие более тридцати художников из двадцати городов страны", – отмечала томская газета "Красное знамя" в выпуске от 29 апреля 1989 г.*8

В последние годы количество экслибрисов, посвящённых Высоцкому, поубавилось. Причина простая: художники не хотят работать "за бесплатно", а у любителей не всегда хватает денег на новые заказы. И всё-таки хочется надеяться, что нам ещё предстоит увидеть новые талантливые работы, посвящённые светлой памяти Владимира Семёновича Высоцкого.

Рекомендуем: