О том, что Владимир Высоцкий посетил на своём веку десятки городов и стран, известно сегодня каждому, кто интересуется его биографией. Надо, однако, заметить, что в сознании широкого читателя прочно засело мнение, будто путешествовать он начал уже в зрелом возрасте, в основном, после знакомства с Мариной Влади.

Такая точка зрения верна лишь отчасти. Благодаря Влади, у Высоцкого появилась возможность посмотреть мир, и возможность эту он использовал в полной мере. Что же касается поездок по родной стране, то для Высоцкого они начались очень давно. Ещё школьником побывал он в Баку и Сочи, Адлере и Хосте, городе Покрове Владимирской области и станице Бескорбной Краснодарского края...

Несколько раз, начиная с 1950 года, школьник Володя Высоцкий проводил каникулы на Западной Украине. О том, где именно он был и сколько раз приезжал, существует два несколько противоречащих друг другу свидетельства.

Вдова Алексея Высоцкого, дяди поэта, А.Высоцкая, жившая после войны с мужем на Западной Украине, вспоминала: "Три раза летом он отдыхал у нас. Вначале – в Гайсине, а потом – в Мукачево".*1

Несколько иначе пишет о том времени журналист М.Дочинец, автор публикации "Украинские следы Высоцкого", опубликованной в журнале "Соцiалiстична культура".*2 У этой публикации, кстати, неудачная судьба. Единственная в своём роде, подробно рассказывающая о детских годах будущего поэта, о его первых поездках по стране, она вовсе не известна читательским массам и даже многим высоцковедам. Причина в том, что написана статья по-украински. До сих пор никто (в том числе и московский музей Высоцкого, даже не заинтересовавшийся этой публикацией) не взял на себя труд перевести её на русский язык. Для анализа же темы, вынесенной в заголовок этой статьи, публикация Дочинца попросту необходима.

"Владимир был в Мукачеве пять раз, – писал украинский журналист. – Тут проводил летние каникулы, когда был школьником, останавливался, когда юношей путешествовал по Закарпатью, пробовал голос перед компанией местных подростков". И далее: "Начиная с 1951 года, Володя приезжал в Мукачево каждое лето до 1956-го, когда дядя Лёша переехал с семьёй в Москву...".

М.Дочинец провёл немалую работу по розыску тех, кто общался с Высоцким в те годы. "Был он страшным непоседой, – рассказывал Ш.Ергалкин. – Подвижный, как ртуть. Достаточно было взглянуть на него, чтобы понять: что-то натворит. И вместе с тем Володя был таким доверчивым, открытым, непосредственным, что его проделки ему часто прощались. Помню, однажды зацепил он на улице женщину велосипедом и, не извинившись, поехал дальше. Я ухватил его за ухо, начал стыдить. А он усмехнулся и говорит: "Дядя Шандор, зачем вам на меня нервы тратить? Я расскажу дяде Лёше, пусть он разбирается, – я же его племянник". По натуре Володя был заводилой, всегда верховодил мальчишками на улице".

Вспоминает М.Чейпеш, подруга Высоцкого по детским играм: "Володя внёс в нашу компанию неудержимое веселье, новые игры, которые он придумывал без конца. Эмоции буквально выплескивались из него. Как сейчас вижу его: загорелый, в застиранных штанах, идёт он по мосту и хрипловато поёт: "Рыжий папа, рыжа мама, рыжий я, рыжа вся наша семья". – "Володя, не шуми так, люди оглядываются", – дёргаю я его за руку, а он ещё громче поёт.
Мои родители держали двух коз, и дети дяди Лёши ходили к нам пить молоко. А мы с братом часто капризничали, пили через силу и часто просили Володю выпить наши порции, что он охотно и делал. Ещё и смешил нас при этом. Был он сильным парнишкой, но не помню, чтобы он кого-нибудь оскорбил или ударил. Дети буквально липли к нему, охотно слушались и легко поддавались на его весёлые авантюры.
Таким и запомнился: радостный, дружелюбный русский мальчишка в застиранных штанах. Мы, дети, тогда русского языка не знали, он дал нам первые уроки".

И ещё одно воспоминание о Володе Высоцком. Оно принадлежит его двоюродной сестре, дочери А.Высоцкого Ирене: "Моим родителям запомнился один случай, своеобразный актёрский дебют Володи. Лето 1951 года. Взрослые куда-то ушли, а, вернувшись, застали такую картину. Полная комната детей. Окна зашторены. Горят только несколько слабеньких лампочек. Музыка. В центре комнаты Володя даёт импровизированный спектакль: танцы, пародийные номера. И зрители, и актёр были настолько захвачены происходящим, что не сразу заметили появление "не приглашённых" на концерт".

Надеюсь, читатели простят меня за длинные цитаты, они были необходимы: информация, найденная М.Дочинцом, не приводилась более ни в одном издании.

Следующий визит Высоцкого на Западную Украину был связан с событием весьма приятным: он получил довольно крупную роль монтажника Софрона в кинофильме "Карьера Димы Горина". Это была вторая роль Высоцкого в кино. Впрочем, можно назвать её и первой, ибо в вышедшей в 1959 г. кинокартине "Сверстницы" роль Высоцкого состояла из двух слов: "Сундук и корыто!" Как говорится, не развернёшься...

Вспоминает один из режиссёров картины Л.Мирский: "Натуру мы снимали в Карпатах, между Ужгородом и Львовом, в местечке Сколе... В фильме был эпизод: у ребят кончились продукты, и вот Дима Горин едет за ними в бригаду девушек. По сценарию машину должен был вести посторонний шофёр. Володя настоял на том, чтобы эту эпизодическую роль переписали на него. И вот один из лучших эпизодов ленты: герой Высоцкого, его звали Софрон, в кабине с девушкой, которую играла Т.Конюхова, и в которую влюблён Дима Горин. Сам Горин в кузове. Он зол, ревниво поглядывает, как любимая девушка мило беседует с другим. Сцена получилась очень живая. Настоящая...".*3

Помнил эту сцену и сам Высоцкий: "Был такой эпизод на второй день моей съёмочной жизни: я должен был приставать в машине к Тане Конюховой. А я был тогда молодой, ещё скромный. Но это не значит, что я сейчас... Я тоже сейчас скромный очень. Это я к тому, что я раньше тоже был скромным... Я долго отнекивался, наконец, согласился. И это было очень приятно".*4

"А когда я её пытался обнять, это всё видел в маленькое окошко Дима Горин. И когда машина остановилась, он... должен был бить меня в челюсть... Эту сцену мы снимали девять дублей, потому что шёл дождь, и всё время у оператора был брак. И даже Демьяненко – он играл Горина – подошёл ко мне и говорит: "Володя, ну что делать? Ну, надо! Ну, давай я хоть тебя для симметрии по другой половине, что ли, буду бить".*5

"Володя был активен, и он всё время предлагал что-то сделать, ребятам подкидывал фразы остроумные, – рассказывала Т.Конюхова. – Он привнёс такую изюминку в эту маленькую рольку и, в общем, укрупнил её. Я так думаю, что они и пошли от этой его индивидуальности, и посадили его со мной в машину, и заставили его хватать меня и целовать...
Это снималось под Ужгородом, там река, это была осень, октябрь месяц (1960 г., – М.Ц.), жуткая, грязная. Ужасно! Там в грязи все приходили, на плиточках грели воду, с кипятильниками. Воды нет горячей, ничего нет...".*6

Мало кто знает, что на съёмки фильма Высоцкий попал во многом благодаря счастливому стечению обстоятельств. Рассказывает народный артист России, актёр Тульского академического театра драмы Н.Казаков:

"Высоцкого поначалу в этот фильм сниматься не утвердили. И в картине, если смотреть её сначала, роль Владимира играет Лев Борисов, брат Олега Борисова. Потом в силу ряда обстоятельств этот артист был отправлен в Москву. И вот тогда возник Владимир Высоцкий...
Вспоминаются некоторые эпизоды, связанные с Высоцким. По сюжету мы там строили высоковольтную линию электропередач. И как-то режиссёры фильма говорят нам, мол, ребята, надо бы залезть на траверсы, где ролики висят, а то – всё дублеры, да дублеры. (А опоры эти высотой 42 метра, да ещё в горах стоят). И пообещали заплатить нам тогда по 40 рублей. Дали нам монтажные пояса, и мы полезли... Я помню, осилил метров семь. Как глянул вниз, – так и остановился. А на самый верх забрались лишь артист и спортсмен Алексей Ванин и Высоцкий".*7

О последнем приезде Высоцкого в Мукачево упоминает М.Дочинец в цитированной выше статье. По его словам, "двадцать пять лет тому назад <Высоцкий> приезжал в Мукачево с дядей, тётей и жёнами композитора С.Прокофьева и журналиста-международника А.Каверзнева. Они заночевали у Ергалкиных по дороге в Прикарпатье".

Статья опубликована в 1988 году. Отбросив 25 лет, получаем 1963-й год. Ни цели, ни какие-нибудь детали той поездки специалистам до сих пор не известны.

В самый последний раз Высоцкий приезжал на Западную Украину в августе 1974 г., когда снимался в совместном советско-югославском фильме "Окованные шофёры" (в советском прокате фильм шёл под названием "Единственная дорога"). О той работе Высоцкого рассказывает Г.Юхтин, также снимавшийся в фильме: ""Дорога" – конъюнктурная постановка югославского режиссёра Влада Поповича (так в тексте; на самом деле фамилия режиссёра фильма – Павлович, – М.Ц.), искавшего выгодных связей с "Таганкой". Дело в том, что часть съёмок фильма должна была проводиться в Югославии, и режиссёр хотел использовать международный престиж "Таганки" и Высоцкого...
Сначала часть югославской натуры снималась в Закарпатье. Киногруппа базировалась в Ужгороде. Известные актёры Влад Дворжецкий, Виктор Павлов, Анатолий Кузнецов, Лев Дуров и другие уже сыграли часть сцен, а Высоцкий никак не появлялся. Он приехал буквально на несколько часов. Со всеми поздоровался, с кем – за руку, с кем – расцеловался. Посетовал на жуткую занятость. Здесь же на съёмочной площадке переоделся, обсуждая с режиссёром порядок работы... Сам развёл мизансцену, отрепетировал действие. Поповичу оставалось лишь поблагодарить актёра. Оперативно закончив съёмку, не умывшись как следует, перекусил предложенное, выпить отказался. Высоцкий ещё хотел купить в Ужгороде какой-нибудь подарок для Марины...".*8

Итак, из западно-украинских городов Высоцкий, несомненно, бывал в Мукачево и Ужгороде. Бывал ли он во Львове, достоверно неизвестно, хотя существуют косвенные данные, подтверждающие такое предположение.

Львовская исследовательница творчества Высоцкого Е.Ромашкина, которую я познакомил с черновым вариантом этой статьи, написала мне: "Сколе, где снимался фильм "Карьера Димы Горина", – районный центр Львовской области. На электричке путь от Львова занимает около полутора часов. Добираться туда ближе и проще именно из Львова, а не из Ужгорода. Я думаю, что съёмочная группа прибыла из Москвы поездом во Львов, а оттуда уже поехала в Сколе. К тому же и поездов из Москвы гораздо больше до Львова, чем до Ужгорода".

Через много лет после последней поездки Высоцкого в Мукачево, в 1979 году, известный украинский режиссёр Лесь Танюк, работавший в те годы в Москве, предложил ему участвовать в постановке спектакля "Махагония" по Б.Брехту. С самого начала Высоцкий активно включился в работу, причём, размышлял не только над песнями к спектаклю, о чём просил его режиссёр, но и вместе с Л.Танюком думал о мизансценах.

После смерти Высоцкого Танюк по памяти записал в своём дневнике разговоры с Высоцким о пьесе.

"Слушай, а что если не голый пустырь и не свалка? – спросил он уже во время первого нашего разговора. – Эти целинные вагончики всем надоели. Даже если Боровский (художник театра на Таганке, – М.Ц.) собьёт их из настоящей вагонки. Так вот: что если не помойная яма, а – старинный замок? Как в Мукачеве?
...Я туда пацаном ездил. К родичам. Отдыхали на Латорице. Красотища – не нарисуешь! Замок на горе, в небесах, выше – один Бог"".*9

По разным причинам постановка не состоялась, а жаль – и не только того, что оказались ненаписанными несколько песен, но и того, что остались нереализованными режиссёрские задумки Высоцкого, которые, как оказались, были рождены впечатлениями его детства.

Рекомендуем: