История несостоявшихся творческих контактов Владимира Высоцкого и самого популярного советского ансамбля 1970-1980-х гг. "Песняры" до сих пор проанализирована не была. Видимо, причина именно в том, что проекты совместных работ реализованы не были, так что, вроде бы, и говорить не о чем... Такой подход вполне оправдан для рядового любителя музыки и поэзии, но мне как биографу Владимира Высоцкого важны любые детали. В том числе – и неосуществлённые проекты.

Самое первое упоминание о предполагаемой совместной работе с "Песнярами" принадлежит композитору Вениамину Баснеру. В 1985 году он рассказывал в интервью:
"Несколько лет назад мы с Владимиром Семёновичем начали работать над музыкой к картине "Стрелы Робин Гуда". В частности, там были три баллады, которые Высоцкий в моей аранжировке должен был исполнять вместе с "Песнярами", и ещё три, которые написал я сам.
...Этому замыслу, к великому сожалению, не было дано осуществиться. Прошло время, и режиссёр Сергей Тарасов снял на "Мосфильме" картину по роману Вальтера Скотта "Айвенго", куда вошли все те баллады в исполнении Высоцкого (записи сохранились). А я, не зная об этом, параллельно сочинил ещё три баллады на его стихи. В результате получился цикл, предназначенный именно для вокально-инструментального ансамбля. Для кого именно? Наверное, это будут "Песняры"..."*1

Через несколько лет В.Баснер рассказал о той работе гораздо подробнее:
"Мы договорились..., что для трёх баллад я пишу музыку, и их исполнять будут "Песняры", с которыми у меня были близкие отношения. И Володя согласился, что это будет здорово. Значит три баллады будут такие забойные, ансамблевые, аранжированные для вокально-инструментального ансамбля. А три баллады будет петь Володя на свою мелодию, но аранжировать буду я под ансамбль "Песняров" для того, чтобы он пел с ансамблем.
В тот день, когда мы навещали его с Тарасовым, у меня уже всё было готово. "Песняры" разучивали эти три баллады, и вот-вот должна быть запись. А Володя заболел. Это было, наверное, поздней осенью. Мы договорились, что запишем фонограмму, а потом наложением сделаем его голос.
И тут вдруг, буквально в течение недели, настолько стремительно развивались события, выясняется, что духа Высоцкого в картине не должно быть. Никаких песен, никаких баллад...
Получается, что о записи с "Песнярами" мы договорились ещё весной, а запретили нам записываться где-то ближе к зиме, пожалуй, в ноябре 1975 года. Через две недели картина сдаётся, а музыки нет".*2

Возмущённый композитор ушёл с картины и, естественно, забрал свою музыку. (Аранжировки сделал Алексей Зубов – сделал, как говорится, в пожарном порядке, чуть ли не за одну ночь, о чём сам мне рассказывал, – но в фильм баллады тогда так и не попали.) Свои воспоминания В.Баснер заключает словами: "Насколько я знаю, Володя даже не встречался с "Песнярами". "Песняры", когда я им сообщил о готовящейся записи, очень мечтали с ним пообщаться, попеть. А Володя, который слышал "Песняров", сказал мне, что этот ансамбль ему нравится, и он очень обрадовался, когда узнал о готовящихся встречах и записях с "Песнярами"".*3

Итак, по мнению композитора, личных встреч у Высоцкого с белорусскими музыкантами не было, а проект совместной работы был только один.

Такая точка зрения опровергается самими участниками ансамбля. Довольно подробно рассказал об этом в своих воспоминаниях Леонид Борткевич:
""Песняры" принимали участие в каких-то правительственных концертах. Нам предложили билеты в Театр на Таганке, который пользовался тогда бешеной популярностью. Билеты туда раскупались за месяц. Нам предложили несколько билетов на спектакль "Десять дней, которые потрясли мир". Мулявин тогда по каким-то причинам не смог вырваться, и я пошёл на спектакль вместе с Владом Мисевичем...
Высоцкий в спектакле играл Керенского. И то ли он нас узнал, то ли ему сказали, что на спектакле присутствуют "Песняры", в антракте к нам подошёл Янклович и попросил нас зайти за кулисы к Высоцкому.
Мы зашли в гримёрную к Высоцкому, он как раз переодевался и стоял в галифе. Поздоровались, и Высоцкий сказал: "Я бы хотел записать с вами пластинку. Как вы на это смотрите?" Мисевич тогда сказал, что мы сами не решаем такие вопросы, всё решает наш художественный руководитель Мулявин. Тогда Высоцкий нас попросил, чтобы мы пригласили Мулявина на следующий спектакль, а это был "Гамлет", на который невозможно было достать билеты. Мы договорились встретиться с Высоцким за полчаса до спектакля на углу Таганки.
На следующий день мы передали Мулявину предложение Высоцкого. На мой взгляд, это был грандиозный проект, но Мулявин тогда промолчал и на спектакль с нами не пошёл.
В половине седьмого мы с Мисевичем стояли возле театра. Подъехала иностранная машина, из которой вышел Высоцкий и дал нам билеты на спектакль. Увидев, что Мулявина нет, спросил: "Ну что? Мулявин будет?" Я сказал: "Нет." "Ну ладно", – сказал Высоцкий и побежал в театр. Мы пошли на спектакль...
После спектакля я пошёл за кулисы и поблагодарил Высоцкого за спектакль. Он меня тут же без лукавства спросил: "Ну что же Мулявин? Не хочет писать пластинку?". Я ответил: "Не знаю. Ничего мне не сказал". А Высоцкий ответил: "Ну, я понял"".*4

Значит, помимо записи для фильма, был ещё проект совместной работы над пластинкой?

"Ну не проект, – ответил по электронной почте солист "Белорусских песняров" Олег Аверин, – несколько песен Высоцкий в нотах передавал. В качестве курьеров выступили артисты ансамбля Демешко, который уже умер, и Влад Мисевич. Они на Таганку ездили за нотами. Ноты они передали Мулявину, который оставил их дома в Минске. В это же время Мулявин решил уйти от жены, ушёл из квартиры, не взял даже зубную щётку. Там остались и эти ноты. Вскоре умер Высоцкий..."*5

Как видим, описания событий в передаче Л.Борткевича и О.Аверина отличаются. Общим, однако, является упоминание в обеих версиях одного из основателей ансамбля "Песняры" Владислава Мисевича.

"В.М. – Задумок совместной работы было две. Поскольку у Володи Высоцкого были проблемы с фирмой "Мелодия" и с радио, у него появилась идея записать пластинку с нами. Я наблюдал, что Володя Мулявин мучился долго – ведь у Высоцкого не было с нами ничего общего по стилю. Володя Высоцкий, тем не менее, настаивал. Потом, когда Высоцкий побывал во Франции и записал пластинку там, идея делать пластинку с нами отпала и проблема снялась.
Вторая идея нашей с Высоцким совместной работы проходила через композитора Баснера. К какому-то фильму (именно об этом фильме – "Стрелы Робин Гуда" режиссёра С.Тарасова – и рассказывал, как мы только что читали, сам композитор, – М.Ц.) он написал музыку на стихи Высоцкого и предложил Володе Мулявину. Баснер передал Мулявину клавиры со своей музыкой на стихи Высоцкого. Помнится, мы были шибко заняты, Мулявин обдумывал это дело...
В то время мы были в Москве, и пошли с Лёней Борткевичем на спектакль Театра на Таганке, нам Володя Мулявин билеты дал. Вот тогда состоялось моё первое знакомство с Высоцким.
Потом Высоцкий попал в больницу, работа откладывалась, и я помню, что Володя Мулявин вместе с Баснером ходил к нему в больницу договариваться о работе, но потом это сошло на "нет".
Причин несколько. Во-первых, Володя Мулявин развёлся со своей второй женой, и клавиры остались у него на старой квартире. Вторая жена у него скандальная была... Он ей оставил квартиру и всё, что там было. Так что клавиры были потеряны, но я думаю, что если надо было, то можно было бы взять у Баснера.
Второе объяснение – Мулявин просто не придумал, как всё это сделать.
М.Ц. – Кто из "Песняров" больше других общался с Высоцким?
В.М. – Володя (Мулявин, – М.Ц.). У них были такие добрые хорошие отношения. И ещё с ним общался наш ныне покойный барабанщик Шурик Демешко. Но там другое общение было. Высоцкий ведь дружил с кинорежиссёром Туровым, снимался у него, записывал песни для фильмов. Несколько раз он просил музыкантов аккомпанировать. Шурик от нечего делать ради любопытства пару раз был на записи его песен. Мы его ещё спрашивали: "Шурик, ну расскажи, что за человек Высоцкий?" Шурик говорил: "Петь он не умеет вообще, но орёт громко. С музыкантами тут же рассчитывается, никаких претензий".*6

Попробуем проанализировать имеющуюся информацию. Со времени описываемых событий прошло несколько десятков лет, так что неудивительно, что в воспоминаниях участников событий имеется некоторый разнобой. Но как же всё было на самом деле?

Очевидно, что проектов совместной работы с "Песнярами" у Высоцкого было два – создание совместной пластинки и запись баллад для "Стрел Робин Гуда", причём С.Мисевич помнит, что идея записи пластинки была раньше. Учитывая мнение В.Баснера, что разговор о записи для фильма шёл весной 1975 года, можно предположить, что предложение о работе над пластинкой поступило от Высоцкого в предыдущем году. Действительно, ничего общего в творческой манере Высоцкого и "Песняров" не было, неудивительно, что В.Мулявин на предложение Высоцкого не отреагировал.

Запись для фильма не получилась, конечно, не потому, что руководитель "Песняров" оставил клавиры на квартире бывшей жены. Здесь объяснения В.Баснера, безусловно, точнее, чем версия, сохранившаяся в памяти С.Мисевича. Но ведь несомненно и то, что в какой-то момент В.Мулявин действительно перестал иметь доступ к клавирам. О чём же идёт речь?

А речь, по всей вероятности, идёт событиях, имевших место уже после смерти Владимира Высоцкого.

"О смерти Володи я узнал, будучи за рубежом, поэтому не мог приехать на похороны, – рассказывал В.Баснер. – Первое, что я сделал по приезду в Союз, так это достал три баллады, которые уже были готовы, и три, которые он должен был петь, и позвонил "Песнярам". Тогда я с ними сотрудничал и привёз им все шесть баллад. Они сказали, что будут их петь. Сейчас у них готовится новая программа, вот туда они их и включат.
Вот выходит новая программа "Песняров". Я звоню в Минск. А мне отвечают: "Вы знаете, наше Министерство культуры нам запретило их петь. И мы сняли баллады из репертуара". Всё это случилось в 1981 году".*7

На официальном сайте ансамбля "Песняры" в биографии В.Мулявина указано, что именно в 1981 году он развёлся со своей второй женой. Таким образом, все звенья стыкаются очень точно, просто надо учесть, что рассказ С.Мисевича об утерянных клавирах следует отнести не к 1975-му, а к 1981 году.

К работе над балладами Высоцкого музыканты явно и не приступали, иначе бы об этом знали и Л.Борткевич, и С.Мисевич, но, видимо, В.Мулявин предпочёл не называть композитору истинную причину отсутствия баллад в репертуаре "Песняров".

Что же касается упомянутых С.Мисевичем рассказов барабанщика А.Демешко, то их, видимо, следует отнести к разряду актёрских баек. Высоцкий официально снимался на студии "Беларусьфильм", и совершенно непонятно, ради чего он должен был платить аккомпанировавшим ему музыкантам.

Рекомендуем: