М.Ц. – Михаил Михайлович Жванецкий сказал мне, что Вы и Виктор Ильченко выступали вместе с Высоцким. Где и когда это было?
Р.К. – Это было в Ташкенте за два месяца до смерти Высоцкого, в мае 1980-го. Была жуткая жара. Мы работали по отделениям, работали по три концерта в день. Потом он улетал на съёмки, оттуда летел в Москву на спектакли. Возвращался в Ташкент и снова работал с нами. Так что график был очень напряжённый.

Иногда мы с ним ночами болтали. Мы жили в одной гостинице, Володя ночами плохо спал, так что говорили обо всём на свете.
С Высоцким мы были знакомы давно, мы часто выступали на "Таганке". После премьерных спектаклей у них бывали посиделки, куда нас приглашали. Я у них как-то играл свой моноспектакль. В других театрах его запретили, а Любимов сказал: "Будешь играть". Володя этот спектакль видел, и потом мне говорили, что он очень хорошо отзывался.

М.Ц. – А когда Вы познакомились с Высоцким?
Р.К. – Очень давно. Сейчас подумаю... Мы начали в Москве бывать где-то с 1962-1963 года. Кажется, Высоцкий на "Таганке" появился не с самого начала, там тогда буйствовал Губенко, был главный на всех ролях. Потом появился Высоцкий, начал играть Хлопушу, другие роли...
М.Ц. – Высоцкий в Театр на Таганке пришёл в сентябре 1964 года...
Р.К. – Ну я не помню точно по годам... Думаю, что мы познакомились, примерно, году в 1965-м. Часто мы встречались в гостях у капитана Анатолия Гарагули.
М.Ц. – В Одессе?
Р.К. – Нет, в Москве. Когда Гарагуля приезжал в Москву, то часто устраивал встречи в гостинице "Москва" в "люксе" на двенадцатом этаже. Приходили туда поэты, писатели, вечера проходили при свечах. И мы там выступали, и Володя приходил. Встречи наши были всегда очень тёплые, но нечастые. А вот за два месяца до его смерти мы работали в концертах. Потом я приехал в отпуск в Одессу и по "Голосу Америки" услышал о смерти Высоцкого.

М.Ц. – Об этих ваших совместных концертах до сих пор я никогда не слышал. Значит, дату их – май 1980-го года – Вы помните абсолютно точно?
Р.К. – Да, абсолютно точно.
М.Ц. – Расскажите, пожалуйста, побольше о тех выступлениях: кто их организовывал, в каких залах выступали?
Р.К. – Кто организовывал, я не помню. У Володи были свои администраторы. Может быть, они нас с Ильченко пригласили? Не помню... Но это были выступления не от Росконцерта и не от Москонцерта. Наверное, было всё организовано частным порядком. Где мы выступали, я тоже не помню.
М.Ц. – Может быть, во Дворце спорта?
Р.К. – Нет, были какие-то другие залы. Я вот эти вещи никогда не помню.

М.Ц. – В каких ещё городах Вы встречались с Высоцким?
Р.К. – Мы встречались в Ростове, там "Таганка" была на гастролях и мы тоже выступали. Мы жили вместе в одной гостинице. Встречи были всегда очень душевные. Володя очень уважал нас, а мы его. По вечерам после их спектаклей и наших концертов все встречались – и Володя был, и другие актёры. Мы "Таганку" очень любили тогда, этот театр был близок нам по духу.

М.Ц. – Каким Вам запомнился Владимир Высоцкий?
Р.К. – Мне запомнилось его очень интеллигентное, тактичное поведение. Казалось бы, в его положении можно было бы и выпендриваться, но ничего такого не было. Он больше нас расспрашивал, чем говорил о себе. Особенно много расспрашивал в Ташкенте. Там мы могли общаться спокойно, без спешки, без шума и гама.
Физически он был очень крепкий человек. Видимо, он всё-таки "подкачивался", когда время было.

М.Ц. – Театральные роли Высоцкого Вам запомнились?
Р.К. – Я видел его во многих спектаклях. Когда я смотрел "Гамлета", он себя неважно чувствовал. Это он мне сам сказал. Я был потрясён увиденным, зашёл к нему после спектакля, он говорит: "Я себя плохо чувствовал сегодня". Я говорю: "Володя, это было не видно!" Вообще, я по себе знаю, что когда актёр себя плохо чувствует, он иногда играет лучше, чем когда он в отличной форме. Спектаклем я действительно был потрясён, хотя сначала, когда я узнал, что Володя будет играть Гамлета, то просто не представлял себе, как это возможно. Володя с гитарой и Гамлет – это как-то в моём представлении не вязалось. Оказалось, я был совершенно не прав!

14.09.2008 г

Рекомендуем: