П.Т. – Я не могу сказать, что мы с Володей очень крепко дружили, но было несколько замечательных встреч.
Однажды Михаил Швейцер снимал в Одессе "Золотого телёнка". Вы, кстати, наверное, не знаете, что в этом фильме у него играл Марлен Хуциев, потом этот эпизод вырезали. И вот собралась компания, в том числе, Володя Высоцкий. Мы жили на третьем этаже в доме, который назывался Дом работников искусств. Там жили киношники, деятели оперы, филармонии...

И вот при распахнутом настежь балконе поёт Володя Высоцкий. Уже двенадцать ночи, уже половина первого... Дворничиха кричит: "Прекратите! Я сейчас милицию вызову! Вы спать не даёте!" И, действительно, в час ночи явился участковый, молодой парень. Зашёл он в комнату такой грозный-грозный – и вдруг увидел Высоцкого. Улыбнулся и говорит: "Ребята, а можно я с вами посижу?" Вся строгость улетучилась...
Потом была ещё одна замечательная история. Володя прилетел почему-то поздно вечером, зашёл ко мне и говорит: "Я сейчас еду на Санжейку". Санжейка – это такое место, где отдыхали "дикарём". Приезжали на машинах, ставили палатки. Он говорит: "Поехали, у нас шашлыки в машине".
Ну, поехали мы. Развели костёр, шашлыки начали жарить. Володя стал петь, начал уже где-то в час ночи – пока добрались, то да сё... Я вторую гитару с собой захватил, подыгрываю ему. И вижу, что откуда-то из темноты появляются люди. Всё больше и больше, больше и больше... В конце концов, мы были окружены огромной толпой. Люди на наш костёр и на голос Высоцкого шли, как мотыльки на огонь – мужчины, женщины, дети. И до самого восхода солнца пел Володя, он же был очень заводной.
А как он пел в гостинице "Аркадия"! Он тогда приехал сниматься у Юнгвальд-Хилькевича в "Опасных гастролях". Собралась хорошая компания, было замечательное застолье, и Володя пел несколько часов. Уже поздно было, так администрация гостиницы, хоть и вежливо и уважительно, но попросила его прекратить.

М.Ц. – Вы заговорили о том, как подыгрывали на гитаре Высоцкому. Любители его творчества прекрасно знают фонограмму, сделанную у Вас дома в Одессе в 1969 году, где Вы подыгрываете Высоцкому на второй гитаре. Признаюсь Вам, это одна из любимых моих фонограмм. Вы играли "с листа" или репетировали с Высоцким перед фонограммой?
П.Т. – Володя снимался тогда в "Опасных гастролях", а мы жили напротив студии. Он довольно часто заходил к нам. У него была язва желудка, и моя жена варила ему манную кашу или овсяночку.
И вот однажды он к нам зашёл, поел, отдохнул и сказал: "Давайте я запишу вам последние свои песни". А у меня всегда дома есть две-три гитары. Я взял вторую гитару. Мы не репетировали, мне не очень сложно было угадать вперёд на два-три хода. Я ему на одной струне подыгрывал. Мы записали бобину целую – там была и "Охота на волков", и "Ноты", и "Жираф большой..."
Самое поразительное для меня случилось чуть позже. Через две недели я оказался в Нижнем Тагиле с картиной и зашёл в кинотеатр. И там был магнитофон, и звучала эта запись. Как же молниеносно расходились по стране его песни!

М.Ц. – Вы не знаете, Высоцкий пробовался на роль Остапа Бендера в фильм Швейцера?
П.Т. – Не знаю, я не в курсе дела. Он пробовался и сыграл роль в другом фильме Швейцера – "Бегство мистера Мак-Кинли". Высоцкий написал туда несколько баллад, но Леонов, автор сценария и автор романа, по которому поставлен фильм, был очень недоволен, и баллады вырезали.
А пробы сохранились. Там я тоже подыгрывал Володе, меня гримировали, наклеивали усы. Это были очень расширенные пробы. Швейцер любил снимать целые сцены, пробовать актёра с разных сторон.

М.Ц. – Кстати о кинопробах. Вы, насколько я знаю, не исключали возможность того, что Высоцкий снимется в Вашей картине "Любимая женщина механика Гаврилова"...
П.Т. – Да, его кандидатура рассматривалась, но я всё-таки пригласил Шакурова. Я не знаю, почему, но мне показалось, что в Шакурове больше не то что мужского, а вот некая внутренняя прочность. Мне подумалось, что актёрски Серёжа Шакуров больше к этой роли подходит.

М.Ц. – И снова мой вопрос будет о пробах. В литературе о фильме "Опасные гастроли" встречался рассказ о том, что режиссёр картины с самого начала хотел снимать только Высоцкого, но вынужден был делать вид, что он пробовал разных актёров. Говорилось, что всех потенциальных кандидатов на роль Юнгвальд-Хилькевич просил играть хуже, чем они могут, чтоб ему легче было отстоять кандидатуру Высоцкого перед худсоветом студии. На Ваш профессиональный взгляд, это возможно, чтобы актёр специально "запарывал" пробу?
П.Т. – Скажу Вам так. Некоторые режиссёры пользуются таким приёмом: знают заранее, кого они возьмут на роль, но приглашают на пробы очень хороших актёров. Они на своих пробах показывают массу подробностей, деталей, реплик. Эти актёры в значительной степени обогащают рисунок роли, на которую режиссёр, в конце концов, приглашает того, которого он выбрал с самого начала. Так частенько бывало с Роланом Быковым. Он был фонтанирующий человек с бешеной фантазией... Вот так было, между прочим, у Швейцера на "Золотом телёнке". На роль Паниковского пробовался Ролан Быков и очень много привнёс в этот образ. А потом на эту роль пригласили Зиновия Ефимовича Гердта, и когда Ролан увидел пробу Гердта, он сказал: "Да, это его роль".
Ну вот, пожалуй, и всё, что я могу сказать Вам о Володе. Кстати, Вам, наверное, интересно будет узнать, что моя дача находится на фундаменте, где раньше стоял домик Высоцкого. Это был участок Эдика Володарского, они с Володей очень дружили, Эдик разрешил ему построить на своём участке домик. Когда Володя умер, Марина Влади хотела продать дом вместе с землёй. Разразился жуткий скандал. Эдик эту тяжбу выиграл, поскольку сказал Марине: "Дом твой, забирай его, а земля моя".
Дом разобрали, и сохранился от него только санузел, который до сих пор у нас существует. Сначала на этом месте, после того, как дом разобрали, Володарский построил сауну и одну большую комнату, а мы приобрели этот участок уже не у него, а у другого человека, который купил его у Володарского. У меня на даче висит на стене фотография домика Володи и его портрет.

15.10.2006 г.

Рекомендуем: