Будем откровенны, господа: всем нам порой хочется поговорить о себе, и вопрос только в том, как это половчее сделать. Вариантов, как мне кажется, есть несколько.

Первый способ – это дождаться, когда о тебе заговорят другие. Способ, конечно, ненадёжный, поскольку неизвестно, сколько ждать придётся, а поговорить-то хочется прямо сейчас.

Можно ещё дождаться удобного момента и перевести беседу на себя, родного, после чего приходится всё время быть начеку, как бы кто-то всё не испортил и не перешёл на куда менее интересную тему.

Есть, однако, третий вариант: о вас никто не говорит и даже не думает, речь вообще идёт о совершенно другом человеке, – и тут вы резко и неожиданно врываетесь в разговор и начинаете – по возможности громко – рассказывать о самом себе. От неожиданности люди будут вас слушать. Правда, потом они придут в себя и попросят вас замолчать, но на какое-то время внимание захваченной врасплох аудитории вам обеспечено.

Похоже, что именно третий способ лучше всего освоил московский высоцковед В.Тучин.

Владимир Тучин. Летопись жизни

Вообще-то работа В.Тучина, вышедшая в серии "Белорусские страницы" (сборники серии выходят неофициально, они набираются на домашнем компьютере и печатаются в количестве 150 экземпляров), называется "Владимир Высоцкий. Летопись жизни", но думается, что имя Высоцкого здесь вполне можно опустить, ибо явно не ради него затеял г-н Тучин свой труд. Пишущий о Высоцком (то есть, именно пишущий о нём, а не использующий его имя как приманку) вряд ли начнёт свою книгу со слов:

"На это 65-летие ВВ (а что, было другое 65-летие? – М.Ц.) я готовлю читателям настоящий подарок! ...Именно здесь будет опубликовано моё мировое открытие в пушкиниане!" ("БС-6", стр.3).

Конечно, пушкиниана – это не пушкиноведение, которое на самом деле имел в виду автор "диссертации мирового значения" (так называет свою работу сам В.Тучин, не имевший, очевидно, времени за эпохальными открытиями выучить русский язык), но опять-таки, и не в Пушкине тут дело.

Дело тут, изволите видеть, в самом господине Тучине. Не имея широкой трибуны, да, собственно, не имея и что сказать, даже если б ему трибуну и дали, сей автор не может сдержаться, чтобы не рассказать о себе. Понятно, однако, что биография Тучина, чьё имя мало известно за пределами его квартиры, привлечёт не всякого. Иное дело, если приплести к рассказу о себе Высоцкого и Пушкина. И вот приманка проглочена, читатель таки купил и раскрыл "Белорусские страницы". А там – биография Владимира Тучина!

Вот почитаем сборник № 6. Можно начать с любого места: "У ВВ начало весенних каникул. Опять неудача по русскому письменному, снова "неуд" (как и я, получивший на экзамене "неуд" за 17! ошибок" (стр.61).

"Свадьба Лиды и Л.Сарнова. Свадьба дома. ВВ помогал накрывать на стол. И, конечно, в эти три дня, как у меня! День в день!" (стр.63). Что "день в день", что "как у меня" – абсолютно непонятно, но самое главное, что у Высоцкого – как у Тучина!!! Повезло Владимиру Семёновичу...

"Мой отец приехал в парадной форме в деревню – все сбежались, а женщины визжали. Ну, это же у Грибоедова описано" (стр.41). Как говорится: "Комментарии? Без комментариев..."

"10 марта, суббота. Выдали грамоты и премии учащимся, занявшим первые места. (И у меня были такие олимпиады, я был одним из лучших математиков школы, про физику уж не говорю – не было равных" (стр.70). Один из лучших математиков школы!!! Ничего себе, а?!!! Как говаривали герои фильма "Карьера Димы Горина", "это вам не какая-нибудь Аргентина!"

"1952 г., апрель. ВВ готовится к вступлению в ВЛКСМ (14 лет, 7-й класс, – а я в 8-м вступил, всё меньше взносов платить" (стр.74). Не зря автор был одним из лучших математиков школы, как это он всё точно рассчитал, прямо уму непостижимо! (Вот только на кой нам чёрт это знать? Но выхода нет, читаем дальше).

"ВВ плавал, как дельфин. Видимо СВВ (Семён Владимирович Высоцкий, – М.Ц.) его и научил летом 1947 г., т.е. в 9 лет. И здесь у меня с Высоцким полная аналогия, отец меня научил плавать летом 1962 г. на Чёрном море – мне было 9 лет!" (стр.76). Вы чувствуете, как пополняется ваша информированность о жизни автора диссертации мирового значения? Но чего-то не хватает...

"Возможно, именно Толян был первым наставником ВВ в "женском вопросе" (т.е. опять полная аналогия со мной, хотя нет, мне было ещё 15, когда в отпуске красавец-лейтенант давал мне первые наставления в этом вопросе" (стр.89 "г" – это не опечатка, такая в книге нумерация страниц весёлая – вполне под стать тому, что на этих страницах напечатано). Вот оно, недостающее звено! Теперь мы имеем, кажется, полное представление об авторе. Хотя нет... Он ещё "имеет сказать".

"Новый Год ВВ встречает с семьёй. Телевизора у них не было. (Мои родители купили КВН как раз в эти годы, 1954-55)". Поняли, законспектировали, идём дальше.

"1955 г. Июнь. 23-е. Сегодня у ВВ последний экзамен. Сдаёт и днём он с товарищами уже на ВДНХ (я с корешами в этот день в ЦПКО, а вечером я упился перцовой до бессмертия)" (стр.94). Очень бы хотелось думать, что всё-таки не до бессмертия...

"Как ВВ брился? Тоже важный вопрос (ПОЧЕМУ??? – М.Ц.). Я стал бриться сразу после 10-го класса" (стр.106). По природной скромности автор не посвятил читателя в детали того, как именно овладел он сложнейшим древним искусством бритья.

"Попасть в МИСИ для ВВ было не так-то сложно. Для меня попасть в МАИ после МИФИ было плёвое дело. С закрытыми глазами я там получил три пятёрки" (стр.98). Всё-таки стиль писателя Тучина – это верх изящества! Он настолько хорош, что ему, стилю этому самому, я решил посвятить особый раздел.

...До войны в клинике психиатрии Военно-медицинской Академии в Ленинграде был любопытный больной. Сам себя он называл "мальчик Ленина".

Биографию Ленина он знал настолько досконально, что с ним и опытные историки соперничать не могли. Он говорил примерно так: "В тот день, холодным вечером 11 сентября 1903 года, Владимир Ильич возвращался от Глеба Максимилиановича Кржижановского. И вот совпадение: ровно через 15 лет 3 месяца и 19 дней я тоже возвращался домой от приятеля...".

Больного этого знали выпускники Академии многих лет. В те времена было принято держать сумасшедших в клиниках. Это уже позднее не социально опасных разрешили оставлять дома... Впрочем, я отвлёкся. Итак,

Писатель Владимир Тучин

Если абстрагироваться от мысли, что "Белорусские страницы" – это, собственно, не книги, а набранные на компьютере и плохо сброшюрованные самодельные издания, которые может издавать любой обладатель принтера, то г-н Тучин имеет полное право именовать себя писателем. А у писателя должен быть собственный стиль. Такой, чтоб ни один читатель не спутал. И – положим руку на сердце – этот самый уникальный стиль у Владимира Тучина есть. (Иногда даже хочется, чтоб этот стиль не был уж таким своеобразным, но это, сами понимаете, не от нас зависит).

Своеобразие авторского взгляда на жизнь начинаешь ощущать, едва открыв книгу. Вот описание первых дней жизни Владимира Высоцкого: "Февраль 1938 г. Дед Владимир Высоцкий радуется внуку. Приходит на 1-ю Мещанскую... Видимо, они колоритно рядом смотрелись – высокий дед и маленький ВВ" (стр.12).

Вероятно, да. Насколько вообще "колоритно" смотрятся рядом взрослые и младенцы.

"Деда по матери Максима Ивановича ВВ, видимо, не застал – тот умер в 1936 году" (стр.13).

Если раньше кому-то могло показаться, что Тучин рубит сплеча, то тут его осторожность вызывает просто слезы умиления. ВИДИМО, мальчик, родившийся в 1938 году, не застал деда, умершего за два года до того! Видимо... А там кто его знает...

При этом во всём сомневающийся автор явно полагает, что и читатели его такие же. Чем иначе можно объяснить фразу: "В Бузулуке в 1941 г. сформирован Чехословацкий батальон из лиц чешской и словацкой национальности" (стр.28). Это уточнение, как я понимаю, на случай, если кто-то подумает, что чехословацкий батальон был сформирован из грузин и шведов с малой примесью эфиопов.

Уточнениям в книге конца края нет: "25 декабря 1947 г. 29 лет Евгении Степановне (ВВ 1-й раз отмечает этот день)" (стр.48).

Ага, первый. Очень точно подмечено. Кстати, вряд ли и сама Евгения Степановна отмечала своё 29-летие чересчур часто. Или это у автора юмор такой?

Я так потому говорю, что Тучин вообще демонстрирует несколько своеобразное понимание смешного в жизни: "1953 год, сентябрь. Новый ученик – Валя Богомолов (он тоже Семёнович, могли с ВВ по этому поводу хохмить)" (стр.83).

Одинаковое отчество, а?! Ухихикаться можно! И не какое-нибудь там Ходжанасреддинович, а Семёнович! Смеху-то, смеху!

"9-й класс. Тут и начинается дружба ВВ и Кочаряна. Т.е. тут его походы в квартиру № 11 становятся более осмысленными" (стр.86). Увы, о писаниях г-на Тучина этого не скажешь. Как нёс ахинею с самого начала, так и продолжает...

"Ещё летом ВВ познакомился с Любой Земьяникиной, она поступала в школу-студию, но сдавала уже беременной, что, конечно, привлекло всеобщее внимание". Это цитата со стр.121. В книге она идёт сразу после стр.119 и непосредственно перед стр.125. На фоне ошарашивающих тирад автора такая нумерация смотрится совершенно нормально.

Да, я понимаю... Если дед рядом с новорожденным внуком смотрится "колоритно", если отчество "Семёнович" вызывает смех, то, КОНЕЧНО, беременная женщина привлекает внимание. Правда, не уверен, что всеобщее.

"Вообще ничего не читаю..."

Собственно, не совсем так. "Вообще ничего не читаю печатного о ВВ", – вот так сказал г-н Тучин в предисловии к сборнику "Белорусские страницы № 5". (Правда, судя по его стилю, автор не только книжками о Высоцком не балуется, но и вообще о литературе имеет представление смутное). И добавил: "Даже "свой" "Меридиан" я до сих пор не читал" (стр.15).

Уточним одну деталь: документальную повесть "Владимир Высоцкий: эпизоды творческой судьбы", на которую намекает Тучин (отрывки из неё в 1987-1990 гг. публиковал журнал "Студенческий меридиан"), создали два автора – Борис Акимов и Олег Терентьев. Что касается Владимира Тучина, то он взял несколько интервью, отрывки из которых вошли в повесть, так что "своим" Тучин может считать "Меридиан" только с очень большой натяжкой.

Конечно, скажете вы, хвалиться тем, что ничего не читаешь, тем более – в той области знаний, которой занимаешься сам, это довольно глупо. Но вы, господа, не учитываете главного: "Излишнее знание рождает скорбь". Излишнее незнание, правда, тоже, но уже не у Тучина, а у его читателей. Ибо когда человек, именующий себя высоцковедом, не знает самых азов... Впрочем, почитаем.

"Алексей Владимирович Высоцкий и его жена всю войну вместе в эвакуации в Краснодаре" (стр.32). Это наш ничего не читающий автор высказался о дяде поэта, награждённом шестью орденами (в том числе, тремя орденами Боевого Красного знамени), и его жене, потерявшей на фронте руку. Хорошая была "эвакуация"...

Ну ладно, это родственник... А вот и о самом Высоцком: "С начала 50-х гг. ВВ и компания начинают ухаживать за девочками... На ВВ никто внимания не обращал, – он был маленького роста и несимпатичный (вот почему ВВ ударился в актёрство и стал играть на гитаре)" (стр.57). Что же – раскрыта, наконец, "тайна Высоцкого"?! И представить только: был бы он на десяток сантиметров повыше, – о ком бы теперь НИЧЕГО НЕ ЧИТАЛ Тучин?! Вся б жизнь его (то есть Тучина, а не Высоцкого!) иначе бы сложилась. А так он может сказать: "Суть моего бытия – написать Евангелие Высоцкого" (стр.79).

Суть его бытия... При этом человек даже не знает значение слова "Евангелие".

Нет, что ни говорите, а ничего не читать о предмете своего исследования – это так удобно! "ВВ увидел китайский танец с лентой, очень сложный по исполнению, и захотел его разучить. И добился своего, выполнил мастерски". Это у Тучина, на стр.114-115.

"Володя очень хотел показать китайский танец с лентами. "Я это сделаю! Сделаю – и всё!". Но раза три прямо на сцене у него путались эти ленты". А вот это из воспоминаний артиста Г.Яловича, который сам наблюдал то, о чём рассказывал.*1

Мда-с, господин Тучин. У помянутого Вами Грибоедова Фамусов говорит: "Ученье – вот чума! Учёность – вот причина!". Похоже, Вы эти слова своим девизом сделали. Вы ж даже о любимом Вами футболе не очень-то много помните. Вот пишете Вы о Стрельцове, осужденном за изнасилование в 1958 году: "И Эдик получил приличный срок, вышел где-то в 1963-1966?".

Я уж не спрашиваю, почему Вы покойного Стрельцова Эдиком называете. Но знак вопроса-то вполне можно было бы снять, если б, конечно, не так буквально восприняли Вы слова Фамусова и хоть в справочники не поленились заглянуть.

Из заключения Стрельцов вышел в 1963 году, два года выступал на первенство Москвы, потом разрешили снова играть за "Торпедо". Да он в 1965 году уже за сборную играл, а Вы не уверены, освободили ли его в 1966-м! Говоря словами Высоцкого, как же Вам не ай-ай-ай!

Кстати, пора вернуться к Высоцкому. Г-н Тучин нам о нём массу интересных вещей рассказывает. Вот, скажем, о съёмках "Карьеры Димы Горина": "ВВ с Конюховой на этих съёмках очень подружился, и они будут общаться вплоть до его смерти" (стр.179).

И всё бы ничего, если бы не существовало интервью Т.Конюховой, где она, в частности, говорит:

"У нас произошла очень милая встреча. В вестибюле... лет эдак через 15. Как я полагаю, это год 1976, после фестиваля... Ведь с того разговора, который состоялся в 1960 году, мы с ним никогда не встречались".*2

Крепко подружился Высоцкий с Конюховой...

"Час зачатья я помню... точно"

Как я теперь понимаю, г-н Тучин не зря посвятил целый сборник "Белорусских страниц" препарированию "Баллады о детстве". Всё это из-за самой первой фразы песни. Интерес Тучина к зачатию превосходит все мыслимые и даже немыслимые пределы. Вернёмся к разбираемому сборнику "Белорусских страниц № 6".

"Меня зачали в 1952 г." (стр.63). Ну, это понятно: в горячей любви автора к фактам собственной биографии мы уже имели возможность убедиться.

"А Лида вернувшись, соскучилась по мужу. Тут и было зачатие Гали" (стр.116). Речь идёт о Л.Сарновой, племяннице Е.С.Лихалатовой. Она старше автора лет на двадцать, если не больше. Называть её Лидой у Тучина не больше прав, чем говорить о Стрельцове "Эдик". Права же выяснять, когда состоялось зачатие её дочери, – вообще никакого. Но уж так велик интерес его к сему таинству, что на все условности плюёт г-н Тучин и рвётся, говоря словами Высоцкого, под кровать залечь с магнитофоном.

"Кстати, как мы помним, 1-2 мая самые удобные дни для зачатия" (стр.138). МЫ??? ПОМНИМ??? Автор путает читателей с самим собой и свои явно нездоровые интересы приписывает другим. Лично мне за двадцать с лишним лет занятия высоцковедением ни разу не пришла в голову мысль о том, когда удобнее было Высоцкому и его первой жене Изольде заниматься сексом. (Приведенная выше строка относится к ним).

Впрочем, это цветочки. По-настоящему полно свой интерес к чужим зачатиям Тучин проявил в сборнике № 7.

"Теперь следует всё же понять, когда же был зачат Аркадий Высоцкий. Родился он 29.11. Средняя беременность 282 суток. Т.е. зачатие приходится на 22.02, когда Высоцкий уже на гастролях. (Лёгкий намёк на неверность Л.Абрамовой? – М.Ц.) Не ясно, когда Высоцкий вернулся в Москву. Если после 8-го, и зачатие было на уикэнд 10-11, то получается, что Аркадий Высоцкий недоношен дней на 20. Но он крупный, скорее, он переношен" (стр.99).

Такими проблемами обычно занимаются бабушки и дедушки, по старческому своему любопытству. Но представить себе, что мужчина средних лет на полном серьёзе выясняет вопросы недоношенности-переношенности, я не мог до тех пор, пока сам не прочитал тучинские "исследования".

На этом дело не кончается, через несколько страниц Тучин вновь возвращается к мучающему его вопросу:

"15 марта. ВВ уже в Москве? В запое? Встреча с Людмилой Абрамовой! (хотя к стилю Тучина, вроде, уже было время привыкнуть, но нет, – не могу! – М.Ц.) Вот тут они и зачинают сына? Тогда он недоношен" (стр.107).

И снова о том же: "11 марта 1962 г. Засиделись допоздна, оставили ночевать. Конечно, здесь ни о каком зачатии говорить не приходится... 12 марта. Все ушли на работу, но бабушка-то здесь! Значит и сегодня зачатие сомнительно.... 13 марта. Вряд ли в такой густонаселённой квартире может идти речь о зачатии" (стр.194).

И опять: "Значит зачатие произошло "как у людей повелось" в первую брачную ночь. Значит Аркадий родился недоношенным на 2,5 недели. При жизни актёров это в порядке вещей (стр.197).

Осведомлённость автора в вопросах зачатия и недоношенности вызывает восхищение. Именно тут он показывает себя настоящим знатоком, что называется, без дураков.

Вот, скажем, пишет Тучин о собрании актёров в Театре имени Пушкина. "Нет Жигуновой. Видимо, это из-за ребёнка. 20 января уже известно, что она родила сына, т.е. сына от Лиепы (да она была женой М.Лиепы! От кого ж ей рожать, как не от мужа? Но любопытствующий автор всё-таки уточняет этот момент, – М.Ц.) Приведём подсчёты о зачатии, получается где-то середина апреля 1961 г. (стр.128).

Уж какое отношение имеет зачатие сына актрисы М.Жигуновой и танцора М.Лиепы к биографии Высоцкого, знает только ничего не читающий автор. (Он не читает, он считает. Когда кого зачали выясняет. Понятное дело, работы невпроворот!) Впрочем, кажется, довольно. Все глупости г-на Тучина в одной рецензии упомянуть всё равно невозможно, так что надо остановиться.

Вот такими опусами пополнилась недавно моя библиотека. Очень редкие издания, 150 экземпляров всего, но полагаю, что те, кому они не достались, не должны так уж сильно скорбеть по этому поводу.

Рекомендуем: