Наброски и неоконченные произведения

x x x

Когда наши устои уродские
Разнесла революция в прах, -
Жили в Риме евреи Высоцкие,
Не известные в высших кругах.

1961

x x x

Не давали мне покоя
Твои руки, твои губы,
Мое дело воровское
Шло на убыль, шло на убыль.

Я все реже, я все меньше
Воровал, рисковал,
А в апреле я навечно
Завязал.

1961

x x x

Если нравится - мало?
Если влюбился - много?
Если б узнать сначала,
Если б узнать надолго!

Где ж ты, фантазия скудная,
Где ж ты, словарный запас!
Милая, нежная, чудная!..
Ах, не влюбиться бы в вас!

осень 1961

x x x

[Я в своей уголовной практике
Лучше вас мусоров не встречал.]

А приятель - ну что ему дашь! -
Мне сказал, не повел даже бровью:
"Все мы любим своих Наташ
Ненадежной, неверной любовью".

1962

x x x

Мы искали дорогу по Веге -
По ночной очень яркой звезде.
Почему только ночью уходили в побеги,
Почему же нас ловят всегда и везде?

Потому, что везли нас в телятниках скопом,
Потому, что не помним дорогу назад,
Потому, что сидели в бараках без окон,
Потому, что отвыкли от света глаза!

1962

x x x

У Наполеона Ватерлоо есть, хотя
Не терял он времени задаром...
Ну и что ж такого?! У нашего вождя
Было "десять сталинских ударов".

1963

x x x

Каждый год в январе, в одинаковый день
Поздравляли меня с днем рожденья.
.........................................
.........................................

.........................................
.........................................
Не отрывайте лист календаря
И не спешите в завтра без оглядки!

1964

x x x

Вранье, ворье, не верь

лето 1964

x x x

Все мы чьи-то племянники,
Внуки и сыновья,
Просто или по пьяни <ли>
Все мы чьи-то друзьям,

Все мы чьи-то противники,
Кому-то мы не с руки,
Кому-то нас видеть противненько,
Все мы кому-то враги,

Все мы кому-то любимые

1964 или 1965

x x x

Пенсионер Ва<силий> Палыч Кочин
(Который все газеты прочитал,
Страдал футболом и болезнью почек,)
О прелестях футбола толковал:

"Вы в двадцать лет - звезда на горизонте,
Вы в тридцать лет - кумиры хулиганов,
Вы в тридцать пять - на тренерской работе,
А в сорок пять - на встрече ветеранов!

Болею за "Торпедо" я, чего там!
Я мяч пробить в ворота им не мог.
Но я его послал в свои ворота,
Я был болельщик лучше, чем игрок.

...........

1965 или 1966

x x x

Заказал я два коктейля,
Двадцать водки, два салата,
А в лице метрдотеля
Приближался час расплаты.

до апреля 1965

x x x

На мой на юный возраст не смотри,
И к молодости нечего цепляться:
Христа Иуда продал в тридцать три,
Ну а меня продали в восемнадцать.

Христу-то лучше - все ж он верить мог
Хоть остальным одиннадцати ребятам,
А я сижу и мучаюсь весь срок:
Ну кто из них их всех меня упрятал.

до апреля 1965

x x x

Сегодня не боги горшки обжигают,
Сегодня солдаты чудо творят.
Зачем же опять богов прославляют,
Зачем же сегодня им гимны звенят?

апрель 1965

x x x

Шофер ругал погоду
И говорил: "Влияют на нее
Ракеты, спутники, заводы,
А в основном - жулье".

апрель 1965

x x x

Что-то ничего не пишется,
Что-то ничего не ладится,
Жду, а вдруг талант отыщется,
Или нет, - какая разница!

весна 1966

x x x

Пишет мне сестричка, только
В буквы слезы льет,
Пишет, что гуляет Колька, -
Только дым идет.

Все до поры, до времени,
Потом растает дым,
Отпустят в октябре меня,
Тогда и поглядим,
посмотрим.

весна 1966

x x x

По полю шли три полуидиота
И говорили каждый о своем
..................................
Один сказал: "Тяжелая работа!"
Другой сказал: "Но завтра ведь суббота!",
А третий промолчал.
В тонику, в тонику, в тонику
спел он.

весна 1966

x x x

А репродуктор все кричал, что немец - зверь,
Но мы и завтра обойдемся без потерь.

И погребав какого-то нациста

весна 1966

x x x

И отец давал ему отцовского пинка:
"Двойки получаешь, неразумный ты детина!
Твой отец в тринадцать лет уже был сын полка,
Ну а ты пока еще - всего пока сын сына!"

весна 1966

x x x

В энском царстве жил король -
Внес в правленье лепту:
Был он абсолютный ноль
В смысле интеллекту.

август 1966

x x x

Потихоньку, гады!
Не ругались, не вздорили,
Проиграли в карты
Или просто проспорили.

Жалко Кольку!

август 1966

x x x

Схлынули вешние воды,
Высохло все, накалилось.
Вышли на площадь уроды -
Солнце за тучами скрылось.

А урод на уроде
Уродом погоняет.
Лужи высохли вроде,
А гнилью воняет.

август 1966

x x x

Мне приснился сон, будто я - Наполеон!
Я проснулся весь в поту холодном

конец 1966

x x x

Мать говорила доченьке:
"Нет, - говорит, - больше моченьки!
Сбилась с ног, и свет не мил, давно не вижу солнца:
То приведет сквалыжника, то - водяного лыжника,
А тут недавно привела худого марафонца..."

...........................
...........................
Хоть, говорит, вы - лысенький, но вы, говорит, не физики,
А нам, грит, нужно физика - не меньше кандидата.

Борясь с ее стервозностью, я к ней со всей серезностью,
Мол, сбился с ног, мол, свет не мил, давно не вижу солнца
............................
............................

осень 1967

x x x

Почти не стало усов и бак -
Цирюльник мигом усы изымет,
Тупеют морды <и> у собак,
Которых раньше звали борзыми.

Что теперь знатный род, для девчонок - изыск!
Не порода рождает сократов.
Говорят, уничтожили вместо борзых
Супостатов-аристократов.

Уже не стало таких старух,
Какие долго хранят и помнят,
Хотя и редко болтают вслух
Про тех, кто жили в проспектах комнат.

осень 1967

x x x

Нынче мне не до улыбок,
Я возле дома иду,
Слишком уж много ошибок
Сделано в этом году.

И что ни шаг - то оплошность,
Словно в острог заключен...
Крупнопанельная пошлость
Смотрит с обеих сторон.

осень 1967

x x x

Нынче он закончил вехи -
Голова его трещит...
Каковы зато успехи
На спортивном поприще!

На любовном фронте - нуль,
На спортивном - тысяча,
Он представлен к ордену
И в печати высечен.

осень 1967

x x x

Ох, ругает меня милка,
Голова болит еще.
Я заветную бутылку
Из-за шкафа вытащу,

И когда начнется спор, ну
Откупорю разом я,
И по-тихому, в уборной
Чокнусь с унитазом я...

осень 1967

x x x

У нее некрасивые люди
Не имели успеха совсем

1967

x x x

Я - летчик, я - истребитель,
Вылетов шесть на дню.
Хотите - в "мессершмитте",
В двух "фокке-вульфах", хотите?
Ладно, повременю.

Сейчас эскадрилья тяжелых - девятка
Уходит в ночной полет.
Ну, а теперь я начну по порядку,
Зачем забегать вперед?

Я ложь отличаю от боли,
Положено мне отличать.
Мы Брест сегодня отбили,
Вчера же мы Брест бомбили,
А в Бресте и дом мой, и мать.

Мы сопровождали тяжелых девятку,
Свои свой же город бомбят.
Но... Видите, я не могу по-порядку,
Опять забегаю назад.

Теряю я голову редко,
Я - ас, но внизу же - Брест!
Один так и садит в отметку.
Я чуть не нажал на гашетку,
Случайно поймав его в крест.

Но вот отбомбилась тяжелых девятка,
Внизу все, как надо, идет.
Все было, как надо, и скоро посадка,
А я забегаю вперед.

Я - летчик, я - истребитель,
Со мною случилась беда,
Я ночью летал в прикрытье...
Хотите - еще пошлите,
Но чтобы не знать, куда!

<1968>

x x x

Я сказал врачу: "Я за все плачу!
За грехи плачу, за распущенность.
Уколи меня, - я сказал врачу, -
Уколи за все, что пропущено."

Пусть другие пьют в семь раз пуще нас.
Им и карты все. Мой же кончен бал.
Наказали бы меня за распущенность
И уважили этим очень бы.

Хоть вяжите меня - не заспорю я.
Я и буйствовать могу - полезно нам.
Набухай, моей болезни история,
Состоянием моим болезненным!

Мне колют два месяца кряду -
Благо, зрячие.
А рядом гуляют по саду
Белогорячие.

февраль 1968

x x x

А меня тут узнают -
Ходят мимо и поют,
За мое здоровье пьют
андоксин.
Я же славы не люблю -
Целый день лежу и сплю,
Спросят "что с тобой" - леплю:
так, мол, сплин.

А ко мне тут пристают:
Почему, мол, ты-то тут, -
Ты ведь был для нас статут
и пример!
Что же им ответить мне? -
Мол, ударился во сне,
Мол, влияние извне,
лик химер...

А меня

февраль 1968

x x x

Короткие, как пословицы,
И длинные от бессонницы
Приходят ночи-покойницы
Ко мне, когда гасят свет.
[Мне белый стих чей-то вториться
Про то, что воздастся сторицей,
Что сам посмеюсь на сторицей
Обычной, как белый свет.

Когда ж это превозмогается -
Ничто уже не надругается,
Но там, где-то там отлагается
Благим и отлогим холмом,
И спит - незаметней старания,
Старения и умирания,
Стокра<т>ней и старше <предания> -
Как недозвучавший псалом.

Не быть больше поползновениям,
Ни пениям, ни вдохновениям,
И только в душе исступлением,
Иступленным свинским ножом, -
Что были и громы небесные,
Что жили и гномы чудесные,
Что жили и были телесны<е>...
Да вот и отжили потом.]

февраль 1968

x x x

На острове необитаемом
Тропинки все оттаяли,
Идешь - кругом прогалины,
И нету дикарей.
Пришел корвет трехпалубный,
Потрепанный и жалобный.
Команда закричала б: "Мы
Остались поскорей!"

Тут началась истерика:
"Да что вам здесь - Америка?" -
Корвет вблизи от берега
На рифы налетел.
И попугая спящего,
Ужасно говорящего,
Усталого, ледащего
Тряхнуло между дел.

Сказали - не поверил бы:
Погибли кости с черепом,
А попугай под берегом
Нашел чудной вигвам.
Но он там, тем не менее,
Собрал все население
И начал обучение
Ужаснейшим словам.

Писать учились углями,
Всегда - словами грубыми,
И вскорости над джунглями
Раздался жуткий вой.
Слова все были зычные,
Сугубо неприличные,
А попугай обычно им:
"А ну-ка, все за мной!"

апрель 1968

x x x

Где-то там на озере
На новеньком бульдозере
Весь в комбинезоне и в пыли -
Вкалывал он до зари,
Считал, что черви - козыри,
Из грунта выколачивал рубли.

Родственники, братья ли -
Артельщики, старатели, -
Общие задачи, харч и цель.
Кстати ли, некстати ли, -
Но план и показатели
Не каждому идут, а на артель.

Говорили старожилы,
Что кругом такие жилы! -
Нападешь на крупный куст -
Хватит и на зубы, и на бюст.

Как-то перед зорькою,
Когда все пили горькую,
В голову ударили пары, -
Ведомый пьяной мордою,
Бульдозер ткнулся в твердую
Глыбу весом в тонны полторы.

Как увидел яму-то -
Так и ахнул прямо там, -
Втихаря хотел - да не с руки:
Вот уж вспомнил маму-то,
Кликнул всех - вот сраму-то! -
Сразу замелькали кулаки.

Как вступили в спор чины -
Все дела испорчены:
"Ты, юнец, - Фернандо де Кортец!"
Через час все скорчены,
Челюсти попорчены,
Бюсты переломаны вконец.

1968

x x x

Не печалься, не качайся
Под тяжелой ношей золотой,
Ведь на приисках начальство
С позолоченной душой!

Как узнаешь, что он хочет,
Что он на сердце таит?
Он сначала пропесочит,
А потом позолотит!

июнь 1968

x x x

Кончился срок, мой друг приезжает,
Благодарю судьбу я.
Кончился срок, не который мотают,
А тот, на который вербуют.

июнь 1968

x x x

Шофер самосвала не очень красив,
Показывал стройку и вдруг заодно
Он мне рассказал трюковой детектив
На черную зависть артистам кино:

"Сам МАЗ - девятнадцать, и груз - двадцать пять,
И все это - вместе со мною - на дно...
Ну что - подождать? Нет, сейчас попытать,
И лбом выбивать лобовое стекло?.."

август 1968

x x x

А про нее слыхал слегка -
Что рядом нет уже Санька,
Что перед ней швейцары двери
Лбом отворяют, муж - в ЦеКа,
Ну что ж, в нее всегда я верил.

август 1968

x x x

Вова испугался и сначала крикнул: "Ой!"
Но потом напал на таракашку.
Отвернул он красный кран с горячею водой
И струю направил на букашку.

Папа с мамой встали, Вова плакал на полу,
Разобрались, приняли решенье:
Вову в наказание поставили в углу,
Ну а Нине дали два печенья.

осень 1968

x x x

То бишь, о чем? - о невесте я:
Стерва и малость скупа,
Очень красивая бестия,
С ямкой в районе пупка.

Вдоль-поперек, по окружности
Лучше ее не шукай.
Женщина видной наружности -
Первая баба на край!

Кто норовил в обладатели,
Будь он нечесан и груб!..
Ох! Рыли землю старатели,
Чтобы наполнить ей пуп.

Малость успел насладиться - и
Место отдай, не скули!
Святы и вечны традиции
Этого пупа земли.

...

Дунька лежала убитая
Прямо в избе топором...
Золото! Где ты, добытое
Дунькиным честным пупом?!

<начало 1969>

x x x

В порт не заходят пароходы,
Во льду вся гавань, как в стекле.
По всей планете нет погоды -
Похолодало на земле.

Выпал снег на экваторе,
Голым неграм беда!
В жилах, как в радиаторе,
Стынет кровь - не вода.

В Стамбуле яростно ругался
Ровесник Ноя, сам не свой -
Не вспомнил он, как ни старался,
Такого холода весной.

На душе моей муторно,
Как от барских щедрот:
Где-то там перепутано,
Что-то наоборот...

Кричат на паперти кликуши:
Мол, поделом и холод вам,
Обледенели ваши души,
Все перемерзнете к чертям!

А на Юге Италии
................
И закованы талии
В кандалы

начало 1969

x x x

[Видно не в стезе, не в полосе я
................................
Этого английского Рамсея
На досуге обыграю в рамс.]

весна 1969

x x x

В Африке, в районе Сенегала,
Европейцам - форменный бардак:
Женщины хоть носят покрывала,
А мужчины ходят просто так.

.........................
.........................
Сами независимость хотели,
А теперь пеняйте на себя!

весна 1969

x x x

Говорят, лезу прямо под нож.
Подопрет - и пойдешь!

Что ты в тине сидишь карасем?
Не хочется - и все!

весна 1969

x x x

А пулемет нанизывал десант
На иглы светящихся трасс.
.................................
.................................

Нет погоды, нет чистого неба,
Загораем внизу под дождем.
.................................
.................................

март 1969

x x x

Ответ не сложен:
Клинок из ножен!
На шпагах - милости прошу, мы это можем.

И эта злюка
Любила Глюка
А также Шумана - ведь вот какая штука.

.......................
.......................
Ваша маркиза де Фош - просто, пардон, потаскуха!

март 1969

x x x

По переулкам, по переулкам,
По переулкам гуляют фраера.
По закоулкам, <по закоулкам,>
По закоулкам, разрушенным вчера.

Не понимают, не понимают,
Не понимают гулящих дураков.
...........................
...........................

Хватит
гулять спокойно,
Братья,
средь нас покойник!
Надо
смеяться над собой.
...........................

Когда гуляешь один,
Когда навстречу - блондин,
Когда не хочется смеяться и любить,
Тогда - ужасно легко,
Тогда на сердце темно,
И люди очень мешают побродить.

октябрь 1969

x x x

Я сегодня поеду за город
И поляну найду для себя

1969

Наброски песен к несостоявшемуся спектаклю по сказкам Б.Шергина

1

x x x

И с нашей мощной стартовой площадки
Уходят в небо тонны и рубли.

2

Нина Тимофеевна:

Вновь меня потянуло на сказки -
Мрачные и веселые

3

x x x

Как тут быть - никого не спросить.
Ну, решили присесть, закусить,
Червячка заморить, табачка покурить,
Побурить, поострить, подурить.

Разногласья сразу в группе,
Хучь и водка на столе:
Кто - кричит, кто - ездит в ступе,
Кто - летает на метле...

конец 1969

4

x x x

Мимо баб я пройти не могу.
Вот вам сказка про Бабу-Ягу, -
Про ее ремесло, про ее помело,
Что было и чего не было.

Как прохожих варит в супе,
Большей частью молодых,
Как секретно ездит в ступе,
Ловко путая следы...

конец 1969

x x x

Пусть в беспорядке волосы в косе,
Сама коса на редкость аккуратна

1969-1970

x x x

Слушайте, дайте пройти!
Чо вы толпитесь в проходе?

1969-1970

x x x

Заживайте, раны мои,
Вам два года с гаком!
Колотые, рваные,
Дам лизать собакам.

Сиротиночка моя,
Губки твои алы!
Вмиг кровиночка моя
Потечет в бокалы!

1969-1970

x x x

Сочиню сейчас такие вещи
И еще чего-нибудь похлеще

1969-1970

x x x

Не бывает кораблей без названия,
Не бывает и людей без призвания,
Каждый призван что-то делать,
что-то совершить,
И на всем на свете белом
надо как-то быть.

зима 1969-1970

x x x

Боксы и хоккеи - мне на какого черта!
В перспективе - челюсти или костыли.
А легкая атлетика - королева спорта,
От нее рождаются только короли.

Мне не страшен серый волк и противник грубый -
Я теперь на тренерской в клубе "Пищевик".
Не теряю в весе я, но теряю зубы
И вставною челюстью лихо ем шашлык.

К слову о пророчестве - обещают прелести.
Только нет их, почестей - есть вставные челюсти.

Да о чем - ответьте-ка! - разгорелся спор-то?
Все равно ведь в сумме-то - все одни нули.
Легкая атлетика - королева спорта,
Но у ней рождаются не только короли.

до июня 1970

x x x

Я ей Виктора простил
И кривого Славку,
Об одном ее просил:
"Отпусти удавку!"

до июня 1970

x x x

Как заарканенный -
Рядом приставленный,
Дважды пораненный,
Дважды представленный.

до июня 1970

x x x

У кого на душе только тихая грусть,
Из папье-маше это легкий груз.

Знаете,
Может быть, правы те,
Кто усмехается, кто недоверчиво так усмехается:
Свадьбами
Дел не поправите, -
Что-то испортилось, что-то ушло, и шитье расползается.

<1970>

x x x

За окном -
Только вьюга, смотри, -
Да пурга, да пурга...
Под столом -
Только три, только три
Сапога, сапога...

Только кажется, кажется, кажется мне,
Что пропустит вперед весна,
Что по нашей стране, <что по нашей стране>
Пелена спадет, пелена.

Попутной
Машиной доберись,
И даром
Возьми да похмелись,
Ты понимаешь,
Мне нужен позарез, ну а ты ни при чем.
И сам ты знаешь -
И что к чему, и что почем.

За окном
Все метет, метет...

<1970>

x x x

Не будь такой послушный и воспитанный я, -
Клянусь, я б просто стал ей кавалером:
Была розовощекая, упитанная,
Такая симпатичная холера!

Кто с холерой не в ладах -
Тот и чахнет на глазах,
А кто с холерою в ладах -
Не испытывает страх.

Люди ходят на руках,
Позабыли о делах,
Но жена - всегда в бегах,
Как холера в сапогах.

осень 1970

х х х

Эврика! Ура! Известно точно
То, что мы - потомки марсиан.
Правда, это Дарвину пощечина:
Он большой сторонник обезьян.

По теории его выходило,
Что прямой наш потомок - горилла!

В школе по программам обязательным
Я схватил за Дарвина пять "пар",
Хохотал в лицо преподавателям
И ходить стеснялся в зоопарк.

В толстой клетке там без ласки и мыла
Жил прямой наш потомок - горилла.

Право, люди все обыкновенные,
Но меня преследовал дурман:
У своих знакомых непременно я
Находил черты от обезьян.

И в затылок, и в фас выходило,
Что прямой наш потомок - горилла!

Мне соседка Мария Исааковна,
У которой с дворникам роман,
Говорила: "Все мы одинаковы!
Все произошли от обезьян".

И приятно ей, и радостно было,
Что у всех у нас потомок - горилла!

Мстила мне за что-то эта склочница:
Выключала свет, ломала кран...
Ради Бога, пусть, коль ей так хочется,
Думает, что все - от обезьян.

Правда! Взглянешь на нее - выходило,
Что прямой наш потомок - горилла!

<1971>

х х х

<...> стою, словно голенький,
Вспоминаю и мать, и отца, -
Грустные гуляют параноики,
Чахлые сажают деревца.

1971

х х х

И дошел же татарчонок,
Что лежать ему в гробу -
Пригласил аж семь ученых
С семью пядями во лбу.

до июля 1971

х х х

Я твердо на земле стою,
Кой-что меня причалит,
И руку чувствую твою,
Когда меня качает.

<до осени 1971>

х х х

Прошу прощения заране,
Что все, рассказанное мной,
Случилось не на поле брани,
А вовсе даже просто - в бане,
При переходе из парной.

Неясно, глухо в гулкой бане
Прошла молва - и в той молве
Звучала фраза ярче брани,
Что фигу я держу в кармане
И даже две, и даже две.

............................
............................

[Что при себе такие вещи
Я не держу, я не держу]

От нетерпенья подвывая
Сжимая веники в руках,
Чиста, отмыта, как из рая
[Ко мне толпа валила злая]
На всех парах, на всех парах.

И в той толпе один ханыга
Вскричал..................
............................
............................
............................

И банщик фартук из клеенки
............................
............................
............................
............................

О вы, солидные мужчины,
Тазами бить запрещено!
Но обнаженностью едины
Вельможи <и> простолюдины -
Все заодно, все заодно.

Тазами груди прикрывая, -
На, мол, попробуй, намочи! -
Ну впрямь архангелы из рая,
И веники в руках сжимая,
Держали грозно, как мечи!

Рванулся к выходу - он слева -
Но ветеран НКВД
(Эх, был бы рядом друг мой Сева!)
Встал за спиной моей. От гнева
Дрожали капли в бороде.

С тех пор, обычно по субботам,
Я долго мокну под дождем
(Хожу я в баню черным ходом):
Пускай домоется, чего там -
Мы подождем, мы подождем!

конец 1972

х х х

Он повел себя очень благородненько -
Заявил, что у меня на шее родинка...

начало 1972

х х х

Я хочу в герцога или в принцы,
А кругом - нищета!
Пусть каприз это, пусть это принцип -
Только это - мечта.

начало 1972

Наброски третьей части к песне "Честь шахматной короны"

Деятели спорта и культуры,
Разрешите новшество внедрить:
Поменять фигуры на шампуры,
Чтоб не сразу сильно перепить!

В тупике пока что только шашки -
В шахматах есть новые пути:
Первым долгом можно без затяжки
Заменить все пешки на рюмашки,
Габариты - грамм по тридцати.

начало 1972

х х х

Сколько я, сколько я видел на свете их -
Странных людей, равнодушных, слепых!
Скользко - и... скользко - и падали третии,
Не замечая, не зная двоих.

Холодно, холодно, холодно нам
В небе вдвоем под полой
...............................
..............над головой.

лето 1972

х х х

Всю туманную серую краску
В решето!
Расскажи мне красивую сказку
Ни про что!

Пусть история будет пространной
И сухой,
Пусть [рассказ и получится] странный -
Никакой!

Пусть не весело будет, ни грустно,
А никак!
..................................
.......
..................................
И не к счастию билась простуда,
У меня все валилось из рук,
................

1972

х х х

Жил-был человек, который очень много видел
И бывал бог знает где и с кем,
Все умел, все знал, и даже мухи не обидел,
Даже женщин, хоть имел гарем.

конец 1972

х х х

И любовные узы
Расползлись, как медузы...

весна 1973

х х х

Гадала мне старуха на французском языке

апрель-май 1973

х х х

Без ярких гирлянд и без лавров
Стоите под серым навесом,
Похожие на динозавров
Размером и весом.

апрель-май 1973

х х х

Что изо всех известных ностальгий
Всех сильнее тоска по России.

апрель-май 1973

х х х

Устали по-вечернему с утра,
И тяжело от горького похмелья.
Ну что, друзья, нет худа без добра,
Ну что, друзья, нет горя без веселья.

до 16 апреля 1974

х х х

Что сидишь ты сиднем,
Да еще в исподнем?
Ну-ка, братки, выйдем
В хмеле прошлогоднем!

Кабы нам в двустволку
Пули ли, пыжи ли, -
Мы б с тобой по волку
Насмерть положили.

1974

х х х

Шмоток у вечности урвать,
Чтоб наслаждаться и страдать,
Чтоб не слышать и неметь,
Чтобы вбирать и отдавать,
Чтобы иметь и не иметь,
Чтоб помнить или забывать.

1974

х х х

"Не дыми, голова трещит!"
"Потерпи, покурю!.."
"Что же это такое, товарищи!.."
"Я кому говорю!.."

1975

х х х

Знаю,
Когда по улицам, по улицам гуляю,
Когда по лицам ничего не понимаю.
...................................
И в нос, в глаз, в рот, в пах

Били
И ничего и никогда не говорили, -
И только руки в боки нехотя ходили.
...................................
...................................

начало 1975

х х х

Говорили игроки -
В деле доки, знатоки,
Профессионалы:
Дескать, что с такой игры -
И со штосса и с буры, -
Проигрыш немалый.

Подпевалы из угла
Заявляли нагло, -
Что разденут догола, -
И обреют наголо,

Что я в покере - не ах,
Что блефую дешево,
Не имея на руках
Ничего хорошего.

Два пройдохи - плут и жох -
И проныра, их дружок,
Перестраховались,
Не оставят ни копья -
От других, таких как я,
Перья оставались.

Банчик - красная икра,
И мечу я весело.
В этот раз моя игра
Вашу перевесила!

Я ва-банк и банк сорвал,
.....................
И в углу у подпевал
....................

1975

х х х

Будильник взвыл
Точнее петуха

1975

х х х

Я груз растряс и растерял
По мелким селам,
И подустал и легким стал,
А был тяжелым.

И только лишь, когда грозил
При крайнем риске -
Тогда <я> с визгом тормозил,
Сжигая диски.

И я бежал, закрыв глаза,
И рвал подметки,
И не давил на тормоза -
Берег колодки.

И даже если вез металл
Да до отвала,
Я гвозди шинами хватал -
Все было мало.

август 1975

x x x

Мы верные, испытанные кони,
Победоносцы ездили на нас,
И не один великий богомаз
Нам золотил копыта на иконе.

И рыцарь-пес, и рыцарь благородный
Хребты нам гнули тяжестию лат,
Один из наших, самый сумасбродный,
Когда-то ввез Калигулу в Сенат.

<до осени 1975>

Набросок текста к к/ф "Сказ про то, как царь Петр арапа женил"

Мне, может, крикнуть хочется, как встарь:
"Привет тебе, надежа-государь!"
Да некому руки поцеловать.
Я не кричу, я думаю: не ври!
Уже перевелись государи
Да не на что, не на что уповать.

осень 1975

x x x

Застряли в лифте четверо соседей,
Живущие на разных этажах
.................................
.................................

осень 1975

Набросок песни для пьесы К.Ласкари "Ошибка молодости"

То светлеет на душе, а то туманится,
То безоблачно вокруг, то - снегопад.
Ну а время - то бежит, то тянется,
Не вскачь, не медленно, а невпопад.

Моя граница -
занавес кулисы.
Не угадать, не угадать.
Жду исполнения желаний -
не обмана.
Как трудно ждать, как трудно ждать.

1976

Набросок песни к к/ф "Вооружен и очень опасен"

Если бы спросили вас о том,
Хотите ли вы стать скотом? -
Что бы вы ответили,
Что бы вы ответили,
ну-ка, скажите?
Если б попросили вас потом
И в самом деле стать скотом,
Что бы вы ответили,
Что бы вы ответили,
ну-ка, скажите?

1976

x x x

И вот когда мы к несогласию пришли,
То я его не без ножа зарезал.
.....................................
.....................................

Глаз вон тому, кто старое помянет,
А он все чаще это вспоминал.
.....................................
.....................................

август 1976

x x x

Что я хлебаю мир огромной ложкой,
Как в самый разнаипоследний раз.
.....................................
.....................................

Но звучат только гласные буквы,
А согласным звучать не дано.
.....................................
.....................................

август 1976

x x x

Благословенная Богом страна,
Так и не найденная - Эльдорадо...
Смеху подобно. Да вот же она! -
Это Канада, это Канада.

август 1976

x x x

Где-то дышит женщина - нежно, привлекательно -
То ли сверху, то ли снизу, то ли за стеной...
Слышимость, товарищи, это замечательно:
Кажется, что женщина - рядышком со мной.

Персонал гостиничный - только из любителей.
Профессионалы, как и в спорте, - не допускать.
Где они надыбали столько отравителей
....................................

осень 1976

x x x

Ох да помогите, помогите, помогите
все долги мне заплатить:
Кому надо что отдать
И кому надо что простить!
Послушай...

<Все мои товарищи пропали, разбежались - вот такие пироги. Только непричастные да честные остались, да одни мои враги.>

Ох да пропадайте, пропадайте, пропадайте,
сгиньте пропадом совсем!
.................................
.................................
................................

<Все мои товарищи пропали, разбежались - вот такие пироги. Только непричастные да честные остались, да одни мои враги.>

Ох, как полетели, да как окна запотели, -
даже хмель с меня слетел,
Да я раз десять пропотел
Да похмеляться не хотел,
Ребята!

осень 1976

x x x

Что может быть яснее, загадочней, разно- и однообразней себя самого,
Как игра для разбора - ходы неизвестны, да, но есть результаты и счет.
Я впервые присутствую зрителем тоже на собственной казни - пока ничего! -
В виде Совести, в виде души бестелесной и кого-то там еще.

В рай ли, в ад ли - но явно куда-то спеша!
Врали? Вряд ли готова к отлету душа.
Здесь и Совесть - она же и Честь, ну, дела!
Хорошо - значит, есть, то есть, значит - была.

Если голову я поверну по уму,
Чтоб не видел палач, -
Что ты, третье? Кто ты? Не пойму!
Но когда своим хрипом толпу я пройму -
Ты держись и не плачь.

Вот привязан, приклеен, прибит я на колесо весь,
Прокатили немного, почти что как в детстве, на чертовом колесе.
И увижу ее, [узрею - насколько чиста моя совесть:]
Били - пятна замыты, надеюсь, простите, почетно ли вам, коли все.

Казнь уже началась, а я все повторял:
"Все стерплю, моя власть совесть не потерял!
Ночь из ста, обормот, с нею был не в ладах,
Но чиста она, вот! Она -2 в первых рядах!

<1977>

x x x

Снова печь барахлит: тут рублей не жалей...
"Сделай, парень, а то околею!"
Он в ответ: "У меня этих самых рублей -
Я тебе ими бампер оклею".

Все заначки с зарплат
В горле узком у вас,
У меня же - ФИАТ,
А по-русскому - ВАЗ.

Экономя, купил на рубли
"Жигуленок", "Жигуль", "Жигули".

Кандидатскую я защитил без помех -
Всех порадовал темой отменной:
"Об этническом сходстве и равенстве всех
Разномастных существ во Вселенной".

Отдал "Мальборо", "Кент":
"Не стесняйся, браток!"
Я разделся в момент
И стою без порток.

"Так чего же тебе? Хочешь - "Марльборо", "Кент"?"
Он не принял и этого дара:
"У меня, - говорит, - постоянный клиент,
Он - бармен из валютного бара".

Не в диковинку "Кент"? Разберемся, браток.
Не по вкусу коньяк и икорка? -
Я снимаю штаны и стою без порток:
"На-ка джинсы - вчера из Нью-Йорка".

Он ручонки простер -
Я брючата отдал.
До чего ж я хитер:
Угадал, угадал!

Ах, не зря я купил за рубли
"Жигуленок", "Жигуль", "Жигули".

Но вернул мне штаны всемогущий блондин,
Бросил в рожу мне, крикнув вдогонку:
"Мне вчера за починку мигалки один
Дал мышиного цвета дубленку!"

Я - мерзавец, я - хам,
Стыд меня <за>грызет!
Сам дубленку отдам,
Если брат привезет!..

Ах, зачем я купил за рубли
"Жигуленок", "Жигуль", "Жигули"?

Я на жалость его да на совесть беру,
К человечности тоже взывая:
Мол, замерзну в пути, простужусь и умру,
И задавит меня грузовая.

Этот ВАЗ, "Жигули", этот в прошлом ФИАТ
Я с моста Бородинского скину! -
Государственной премии лауреат
Предлагал мне за лом половину.

Подхожу скособочась,
Встаю супротив,
Предлагаю: "А хочешь
В кооператив?"

Ведь не зря я купил за рубли
"Жигуленок", "Жигуль", "Жигули"!

"У меня, - говорит, - две квартиры уже,
Разменяли на Марьину Рощу,
Три машины стоят у меня в гараже:
На меня, на жену и на тещу".

"Друг! Что надо тебе? Я в аферы нырну!
Я по-новой дойду до Берлина!..."
Вдруг сказал он: "Устрой-ка мою... не жену
Отдыхать в санаторий Совмина!"

Что мне делать? Шатаюсь,
Сползаю в кювет.
Все - иду, нанимаюсь
В Верховный Совет...

Эх, зазря я купил за рубли
"Жигуленок", "Жигуль", "Жигули"...

август 1977

Набросок посвящения Б.Серушу

Живет на свете человек
С древнейшим именем Бабек.
..........................
Друзьям хорош Бабек Серуш
Дарить богатство ваших душ,
Оно ему ценнее денег.

Дороже потом заработанных им денег

<1978>

x x x

Все меньше вас, участники войны -
Осколки бродят, покидают силы.
Не торопитесь, вы и не должны
К однополчанам в братские могилы.

апрель 1978

x x x

На Филиппинах бархатный сезон,
Поклонники ушли на джонках в море,
Очухался маленько чемпион,
Про все, что надо высказался он,
И укатил с почетом в санаторий.

до 15 января 1980

x x x

Стреляли мы по черепу - на счастье.
И я был всех удачливей в стрельбе.
Бах! Расколол на три неравных части
И большую - конечно, взял себе.

Мой друг и в детстве был меня ушастей,
Он слышал даже шепот и смешно
Но он не уберегся от напастей -
Напротив: сел за то, что много знал.

....................

Что счастие не в том, что много слышал,
А в том, чтоб, слыша, не запоминать.
Но лучше и не слышать и не знать,
Да заодно и говорить излишне.

<1980>

Рекомендуем: