Этого издания ждали давно. Собственно, не обязательно именно этого – какого-нибудь. Точнее сказать, какого-нибудь научного издания, подготовленного Государственным культурным центром-музеем В.С.Высоцкого.
Столь долго ожидаемое издание должно было, по сути, стать самым первым научным трудом, подготовленным ГКЦМ за 19 лет своего существования. Говорю "по сути", ибо выпускаемые ГКЦМ с 1997 по 2002 год сборники серии "Мир Высоцкого", строго говоря, к науке никакого отношения не имели, а были просто собранными под одной обложкой статьями разных авторов о Высоцком.

И вот этот столь долго ожидаемый труд у меня в руках. Называется он "Добра! Высоцкий...", имеет подзаголовок "Документы, фотографии, воспоминания". Альбом, прямо скажем, роскошный. С полиграфической точки зрения он исполнен выше всяких похвал. С научной же...

Последняя страница альбома содержит призыв: "ГКЦМ В.С.Высоцкого просит всех, кто может поделиться воспоминаниями о В.Высоцком, располагает его автографами, фотографиями, записями домашних и публичных выступлений, интервью, кино- и видеоматериалами, документами, связываться с нами по адресу..."

В этом мне видится концепция работы ГКЦМ. То есть, не мы будем вас искать, а вы приходите к нам. Часто так и получается, люди действительно идут в музей со своими воспоминаниями и материалами. А если не идут?

А если они не идут, то плохо. Потому что сами музейные работники поисковой работой заниматься, похоже, не привыкли. Вот на стр.22 опубликовано фото трёх мальчишек. Подпись под снимком гласит: "С братьями Бывшевыми. Эберсвальде. 1948 г."

А имена у братьев есть? Есть, конечно, но ведь искать надо. Виталий Петрович Бывшев в музей не пошёл, вот там и не знают ничего о нём и его ныне покойном брате Геннадии. А я вот не поленился, разыскал – и получил не только инициалы к фамилии, но и очень интересные воспоминания.

На стр.206 опубликовано фото программки спектакля МХАТ "Муж и жена". Подпись гласит: "В спектакле исполнялась песня Высоцкого".

А какая песня, не подскажете? Если составители знали и не сказали, то плохо. Если же не знали и не удосужились выяснить – ещё хуже. Лично я склоняюсь ко второму варианту, ибо мой телефонный звонок постановщику того спектакля режиссёру Р.Виктюку прояснил ситуацию мгновенно.

"Там было шесть его песен. "Дом хрустальный на горе для неё...", других не помню. Вот для этой постановки Высоцкий специально напел кассету и передал мне. Все песни исполнил в спектакле Сева Абдулов. А Олег Николаевич (Ефремов, – М.Ц.) так испугался, что в спектакле будут песни Высоцкого... И в афише уже там, где бутафоры, помощники режиссёра, было написано: "Песня Высоцкого". Не песни, а песня. Я об этом рассказывал, Ефремов мне однажды позвонил и сказал: "Этого не может быть!" Я показал ему потом афишу. И он замолчал".*1

И если, несмотря на то, что в спектакле звучало шесть произведений Высоцкого, составители альбома всё-таки пишут "песня Высоцкого", то у меня есть серьёзные основания сомневаться, что они знают, как всё было на самом деле.

Вообще, подписи к фотографиям в альбоме часто выдают неважное знание биографии Высоцкого теми, кто эти подписи делал. Вот на стр.55 подпись гласит: "Актёры московского театра миниатюр на гастролях. Казань. 18 февраля 1962 г." Дата и место указаны верно, но только не гастролировал в Казани театр миниатюр. Артисты там оказались проездом, по пути в Свердловск. Такие вещи надо бы знать научным работникам ГКЦМ.

Впрочем, проблемы там не только с биографией, но и с географией. Фото на стр.51 подписано: "С Т.Конюховой в кинофильме "Карьера Димы Горина". Сколе (Молдавия), 2 октября 1960 г."

Видимо, в отместку за то, что Н.Хрущёв отдал Крым Украине, работники ГКЦМ отняли у этой страны райцентр Львовской области и передали его Молдавии. Интересно, горожан-то хоть предупредили?

Географические ляпсусы на этом не заканчиваются. На стр.70 подпись под фото сообщает: "Спектакль "Десять дней, которые потрясли мир" в Тбилиси. Июль 1966 г." На снимке четверо актёров, в том числе, Высоцкий, сидят на ступеньках на фоне театральных дверей.

Долгое время действительно считалось, что фото сделано в Тбилиси. Но почему бы не проверить эту теорию? Отчего бы не спросить кого-нибудь из жителей Грузии? Но – неохота...

"Дорогой Марк, – написал мне из столицы Грузии известный фотограф Ю.Мечитов, – не сомневайтесь – это не Тбилиси. Вы говорите, что после Тбилиси театр поехал в Сухуми – значит, это там".*2

Научным работникам ГКЦМ иногда бывает виднее, чем даже непосредственным участникам событий. Вот фото на стр.72: "Регистрация брака с Людмилой Абрамовой. 26 мая 1965 г." Откуда такая дата взялась?

Звоню Л.Абрамовой. "Дата нашего бракосочетания 26 июня 1965 года, – ответила она. – Я специально ездила в ЗАГС проверять". Жаль, что не сопровождал Людмилу Владимировну в той поездке никто из музейных работников. Глядишь, дату бы узнали...

В альбоме есть опечатки. Это несколько удручает, но это не беда. В конце концов, если в подписи к фотографии на стр.176 указано "первый слева – военно-морской атташе", а на самом деле первый слева – Высоцкий, а атташе как раз – первый справа, то мы без труда разберёмся "ху из ху". Но вот то, что пояснение к другому снимку на той же странице сообщает, что фото Высоцкого в Тауэре сделано в марте 1975 года, – уже не опечатка, а незнание материала. Высоцкий в Англии был в феврале 1975 г. (датировка идёт от О.Халимонова, друга Высоцкого, к которому тот и приезжал в Лондон), при типографском наборе февраль очень трудно перепутать с мартом.

Вообще, подписи к зарубежным фотографиям в альбоме "Добра!" – это особая песня. И, надо сказать, песня грустная... Вот на стр.194 фотография, сделанная в студии Андре Перри в августе 1976 года во время записи первой зарубежной пластинки Высоцкого. Читаем пояснение: "В студии со звукооператором Ником Благоной (сидит)". На снимке изображён ещё один человек, о нём – ни слова.

Ну найдите же Н.Благону, спросите у него! Ах, не можете найти? Тогда попросите того, кто может. Но – нет... Это же будет такая невосполнимая потеря престижа!

"Ник, не подскажете, кто стоит на снимке между Вами и Высоцким?" – "Марк, на снимке рядом со мной – мой ассистент Жан-Люк Ларидор".*3 Так просто всё... Одна строка – вопрос, одна строка – ответ, и имя человека, работавшего с Высоцким, определено.

И если не бояться уронить престиж, то можно было определить и место, где снят Высоцкий, сидящий на камне (фото на стр.194). Это не просто "Канада", как сказано в альбоме, а городок Морин Хайтс (Morin Heights), в 64 км от Монреаля, где находилась студия Перри. Я специально ездил туда, фотографировал. Там ничего не изменилось с 1976 года.

И снова о престиже, и снова о Канаде... Стр.230, два фото, сделанные в апрельские дни 1979 года, когда Высоцкий приехал на гастроли в Торонто. К фотографии с М.Алленом дано пояснение: "[12-13] апреля 1979 г."

И не 12-е, и не 13-е. Снимок сделан 11 апреля, о чём я знаю лично от Миши Аллена, с которым был хорошо знаком в последние девять лет его жизни. И место фотографии можно указать – гостиница "Инн он зе Парк". Другая фотография, помещённая на той же странице, сделана там же. Составители в обоих случаях место съёмки не указывают, ибо не знают, а спросить, видимо, стесняются.

"Я живу совсем один", – мог сказать гостю русский помещик. И хотя за креслом застыл лакей, буфетчик открывает вино, в углу, ожидая приказаний, стоит управляющий, а в передней казачок набивает трубку, гость понимающе кивал головой – хозяин живёт один. Такая вот барская психология...

Мне это пришло в голову, когда читал подписи под некоторыми снимками в альбоме "Добра!" На стр.74 подпись сообщает: "С Н.Ургант в кинофильме "Я родом из детства". 1965 г." При этом на снимке, кроме Н.Ургант и Высоцкого, ещё двое детей. Они в кадре, но их почему-то предлагается игнорировать. Неужели только потому, что лень выяснить, кто это?

Ну, я не барин, и не посчитал за труд позвонить в Минск. Один звонок позволил выяснить, что на фотографии изображён В.Колодкин, исполнитель роли Женьки.

Звонок В.Колодкину: "Виктор Николаевич, как фамилия девочки, игравшей Лену, сестру Женьки?" – "Таня Овчинко". Вот и всё. Как говаривал Полиграф Полиграфович Шариков, "и очень просто!" Даже не имея на руках копии картины (которая, наверняка, есть в музее, так что можно было бы просто титры посмотреть), потребовалось менее получаса, чтобы "безымянные" дети обрели имена и фамилии. И вовсе не надо ждать, оказывается, пока мальчик с девочкой придут в ГКЦМ.

Кстати, попутно скажем и о том, что датировка снимка неверна. Он сделан не в 1965 г., как указано в альбоме, а весной 1966-го. О том, что Н.Ургант появилась в картине после того, как режиссёр В.Туров просмотрел отснятый материал, и решил заменить исполнительницу главной женской роли, написано достаточно. Тут уж даже искать не надо, нужно всего лишь знать хронологию событий.

Стр.50. "Л.Кочарян на съёмках кинофильма "Один шанс из тысячи". 1968 г." Всё это, конечно, интересно, но на фотографии запечатлены трое. Чем провинились хорошие актёры А.Солоницын и Н.Гринько, что на их фамилии пожалели типографской краски?

На стр.193 две фотографии, на которых рядом с Высоцком запечатлён В.Туманов. В одном случае его имя указывается, в другом нет. Почему? Непонятно. Ещё менее понятно, почему не указано имя седовласого человека на верхнем снимке и брюнета с усами – на нижнем. То есть, я отдаю себе отчёт, что сотрудники ГКЦМ не знают в лицо П.Палея и В.Церетели (особенно, если учесть, что последний снят в профиль), но можно же было спросить Вадима Ивановича Туманова! Увы, "мы ленивы и нелюбопытны".

О том, что в ГКЦМ царит обстановка строжайшей секретности, хорошо известно всем причастным к изучению жизни и творчества Владимира Высоцкого. Об этой организации не известно практически ничего, кроме самого факта её существования. Завеса секретности долгие годы не позволяла узнать даже основного – а как же поставлена в ГКЦМ научная работа? Если судить по альбому "Добра!", поставлена она хуже, чем хотелось бы. Учитывая, что подавляющее большинство фотографий, представленных в альбоме, давно определены и датированы знатоками биографии Высоцкого, то количество сделанных ошибок и неточностей (а я перечислил далеко не все) явно превосходит все допустимые нормы. С музейными материалами всё-таки надо работать, их надо изучать и систематизировать, а не просто укладывать на полки. Иначе даже самое лучшее собрание превратится в заурядную и невыразительную лавку древностей.

Рекомендуем: