С Володей Высоцким я встречался только два раза. В 1966 году "Таганка" приехала на свои первые гастроли в Тбилиси. Гастроли имели большой успех, выступали они на сцене театра имени Руставели. Поскольку мы были как бы хозяевами этого театра, мы москвичам устроили большой банкет. Банкет был организован в мастерской художников – Кочакидзе, Словинского и Чикваидзе. Они были друзья, всегда вместе, как Кукрыниксы. У них была замечательная большая мастерская – вот там мы и устроили встречу.

Хорошо напились! Хорошо провели время! Мы все были молоды, мы все были красивы, мы все были сильные. Мы хотели хорошо повеселиться – и мы это сделали. Москвичи больше смотрели и слушали. Грузины были активны – они больше пели и больше танцевали.
Володя Высоцкий сидел тихо и наслаждался тем, что он видел. Ни слова не спел. Мы пели, танцевали грузинские танцы – он сидел, смотрел и слушал.
Потом... Вот я не помню, было ли это на следующий год или ещё через год – мы поехали на гастроли в Москву. Не помню, выступали мы в помещении Малого театра или вахтанговского. И тут уже таганские артисты устроили для нас большой банкет в фойе своего театра.
Я помню, перед банкетом, настрой у нас был такой – сделать то же, что мы сделали в Тбилиси. Снова петь, танцевать... Там, на банкете у художников, я, честно сказать, был одним из самых активных участников. И настрой у меня был, что вот сейчас я снова этим делом займусь, как это было в тот раз.
И вот началось веселье, разговоры, ла-ла-ла... И тут кто-то говорит: "Ну, давай, Володя! Сейчас ты!" Я раньше знал Володины песни, наслаждался, говорил, что это гениально... Но тут я впервые услышал его пение лично. Я сидел, наверное, в полутора метрах от него. И он спел.
Я абсолютно, в буквальном смысле этого слова, обалдел! И никто уже из грузинских моих товарищей, моих коллег, ничего не смогли спеть. После него это было совершенно невозможно.
Он хотел закончить, говорит: "Теперь давайте вы". – "Нет, – мы сказали, – ни в коем случае. Только ты".
И он пошёл и пошёл... И все сидели до самого конца, слушали его песню, его искусство. Он взял нас и увлёк за собой. Это была абсолютная фантастика! Если у меня были в жизни какие-то творческие, музыкальные, эмоциональные потрясения, то пение Володи, безусловно, для меня самое большее потрясение! Я никогда это ощущение не забуду!
Это было настолько невероятно... Мы даже не смогли хорошо напиться! Просто сидели и слушали Володю.

19.04.2008 г

Рекомендуем: