М.Ц. – Игорь Владимирович Кваша сказал мне, что в спектакль "Свой остров", поставленный Вами в "Современнике", вошло меньше песен Высоцкого, чем было им предложено. С чем это было связано?
Г.В. – Может быть, он лучше помнит, но мне кажется, что вошли все песни. Я уже забыла детали. Вот скандал, связанный с включением песен Высоцкого в спектакль, я помню очень хорошо.

М.Ц. – Расскажите об этом, пожалуйста.
Г.В. – "Свой остров" – это был спектакль, построенный на песнях Высоцкого. Дело же было не в том, что я дружила с Высоцким, и просто захотела, чтобы его песни прозвучали в спектакле. Главное заключалось в том, что его песни поднимали эту пьесу на другой уровень, и делали её для меня интереснее, чем она была на самом деле.
О песнях мы с ним сразу договорились, Кваша исполнял эти песни очень хорошо, Володе нравилось. Из всех, кто пытался петь его песни, он принимал одного Игоря, потому что исполнение Кваши было совершенно не похоже на то, как он пел сам.
В те времена спектакли сдавались комиссиям, реперткомам, начальникам всяким... И вот примерно за две недели до сдачи спектакля – сдавали к пятидесятилетию какому-то очередному, Советской власти или ещё чего-то, я уже забыла, к счастью, – мне говорят: "Всё, что угодно, но только не песни Высоцкого". А я сказала: "Будут песни только Высоцкого".
Начальником Управления культуры был Погоржельский, он начал меня уговаривать: "Галина Борисовна, ну всё, что угодно, любые песни!" И, как главный аргумент, он выдал: "Возьмите любого поэта, даже Северянина!" Почему-то самым крайним у него оказался Северянин. Я не поддалась, сказала: "Нет, только Высоцкий", – и отказалась выпускать спектакль.
Эта тяжба тянулась, кажется, две недели, и они уступили. Я была счастлива и горда, что это были первые Володины песни, которые были залитованы.

М.Ц. – У меня есть фонограммы песен, вошедших в "Свой остров" в исполнении И.Кваши. Все они отличаются от канонических текстов Высоцкого. Для меня очень важно узнать, вносились ли изменения в тексты самим автором, или вмешался кто-то из начальства?
Г.В. – Там была некоторая редактура, но это было сделано им самим. Что-то было изменено, я уже сейчас деталей не помню, но кроме Володи, никто этого сделать не мог. Эта редактура была не от начальства. Начальство-то пыталось запретить все песни вообще, независимо ни от какой редактуры.

М.Ц. – Спектакль был принят хорошо?
Г.В. – Да, очень хорошо. А потом я эту пьесу ставила в Болгарии. Я как бы привезла Высоцкого в Болгарию, там этот спектакль имел невероятнейший успех. Роль, которую у нас играл Кваша, – кстати, он и в Болгарию приезжал и играл в той постановке, – в театре "София" играл знаменитый болгарский актёр Доси Досев.
В связи с Болгарией расскажу такой эпизод. У них есть такой поэт, Любомир Левчев, который потом подружился с Высоцким. Я очень рада, что это произошло как бы с моей подачи.
Левчев однажды приехал в Москву дня на два или три. От меня он знал о Высоцком и начал меня уговаривать, чтобы я познакомила его с Володей. Я позвонила Володе и попросила его заехать после спектакля. Мы сидели у моей приятельницы Дины, болгарки, у неё была квартира на Кутузовском проспекте.
Володя приехал после "Гамлета", гитары у него с собой не было, так что он Любомиру просто читал свои стихи. Вот так они познакомились, а потом они стали близкими друзьями.

М.Ц. – Значит, это был 1973 год?
Г.В. – Да, наверное, так.

М.Ц. – А когда Вы познакомились с Высоцким?
Г.В. – Вы знаете, даты – это не то, в чём я сильна. Я помню не много дат, кроме тех, когда родился мой сын, и когда родился "Современник".

М.Ц. – Вот если оттолкнуться от даты рождения "Современника", знакомство с Высоцким было позднее?
Г.В. – Да, "Современник" уже был. Володя ещё жил на Большом Каретном. Я знала ту компанию – Кочаряна, Утевского. С Толей я познакомилась даже раньше, чем с Володей.

М.Ц. – А показ Высоцкого в "Современник" Вам не запомнился?
Г.В. – Он показывал отрывок из роли Глухаря из "Двух цветов", как раз ту сцену, которую гениально играл Женя Евстигнеев. Эта сцена у него была, что называется, бенефисная. Вот он в этом кусочке показался. Я не помню этого абсолютно, но Володя это часто вспоминал.

М.Ц. – Вы дружили с Владимиром Семёновичем много лет. Наверняка, какие-то встречи запомнились больше других...
Г.В. – Бывали такие незабываемые моменты... Я тогда получила свою первую квартиру, на улице Рылеева. Я помню, однажды Володя пришёл с Мариной и спел "Спасите наши души". И такое эта песня произвела невероятное впечатление, что я схватила икону, которая у нас висела, и подарила Володе.
Володя часто бывал в этой квартире. Она была на первом этаже, а рядом находилось отделение милиции. И каждый раз, когда Володя приезжал, в дверь звонили менты и устраивали нам разгоны за шум.
Потом мы начали над этим просто хохотать, потому что видели, как сначала всё отделение милиции собиралось под нашими окнами и слушало, а потом кто-то из них приходил и делал выговор за шум. Вроде кто-то из соседей звонил им. Может, конечно, и звонили, потому что было у нас действительно шумно.
Однажды был случай. Менты, как обычно, выстроились под окном, а в гостях у меня в это время были и слушали Высоцкого Георгий Товстоногов, которой тогда был депутатом Верховного Совета; Евгений Лебедев, народный артист СССР; Чингиз Айтматов, знаменитый писатель и тоже депутат Верховного Совета Союза. Когда вошли милиционеры и увидели всех этих людей с депутатскими значками, они отвалили через секунду.
В этой квартире была небольшая столовая. Такая очень узкая комната, где помещался только стол со стульями. Когда в Москву впервые приехал знаменитый американский театр из Вашингтона, то актёры и режиссёры посетили спектакли "Современника". Мы с ними как-то подружились, и я их пригласила в гости.
Они набились в эту комнату, и тут пришёл Володя. Он пел, они, конечно, не понимали ни одного слова, но это был такой восторг! Кто-то прослезился, кто-то был просто в шоке – и при этом они же не понимали по-русски!

М.Ц. – Вы – лауреат премии "Своя колея"...
Г.В. – Вы знаете, когда мне дали эту премию, я была невероятно горда, и радовалась ей больше, чем каким-то другим премиям, которые я получала за свою жизнь. Я думаю, что Володя был бы доволен...

25.02.2006 г.

Рекомендуем: