М.Ц. – Любители живописи знают Вас не только как плакатиста, но и как книжного иллюстратора и живописца. Ну а любителям творчества Высоцкого, естественно, прекрасно знакома Ваша картина "Поэты А.Пушкин и В.Высоцкий". Когда она была написана?
Э.Д. – Таких работ две. Первая из них написана за месяц до смерти Высоцкого. Он её видел. Осенью 1980 года она уже была выставлена на выставке на Малой Грузинской улице в Москве.

М.Ц. – Что Высоцкий сказал, увидев это полотно?
Э.Д. – Он засмеялся, сказал: "Тебе мало, что ли, доставалось? Что же будут говорить пушкиноведы, ты нас поставил с Пушкиным на одну доску". А я ему на это сказал: "Менталитет русского народа никто из поэтов не сформулировал лучше тебя. Даже Пушкин.

"Купола в России кроют чистым золотом,
Чтобы чаще Господь замечал".

Даже Бога дурят! Живут плохо, а купола кроют золотом – вроде, живём хорошо!"
В общем-то, я тоже ожидал нелестных слов. Но, как ни странно, мы оба с Володей не угадали. Все отзывались очень хорошо, и никаких выпадов ни против меня, ни против него не было.

М.Ц. – Вы сказали, что таких работ было две. Значит, потом Вы повторили эту картину?
Э.Д. – Да. На первой работе у Пушкина закрыто лицо, чёрной краской замазано. А на лице я написал: "Александр Пушкин". Дело в том, что они мне казались одинаковыми. Если на лице Высоцкого сделать бакенбарды, то они были бы как близнецы. Я сам обалдел, потому и замазал лицо буквально за два часа до выставки.
На выставке Нина Максимовна, мать Володи, спросила меня, зачем я это сделал. Я сказал: "Вы знаете, во-первых, оно мешает восприятию, а во-вторых, Пушкина все знают, а Володю ещё нет. Вот теперь будут знать все".
А вторую работу, которую Вы знаете, я написал позднее, она находится в музее Высоцкого. Там лицо Пушкина открыто. Я писал ту картину к двухсотлетию со дня рождения Пушкина.

М.Ц. – А где теперь первая работа?
Э.Д. – В Дании, в частной коллекции Эрика Брауна. Он купил несколько моих работ – "Грига", "Достоевского", "Пугачёву" и "Пушкина и Высоцкого".

М.Ц. – А когда Вы познакомились с Высоцким?
Э.Д. – Познакомились давно, в конце 1960-х годов. Встречались, выпивали... Володя уже работал на Таганке. Я приезжал после спектакля, забирал их, и мы куда-то ехали веселиться... В нашей компании были Хмельницкий, Шаповалов по прозвищу "Шопен", оператор Лёша Чердынин, который тогда был мужем Ларисы Лужиной, друг Володи Артур Макаров... А потом, уже в 70-е годы, Володя жил в нашем доме. Это же, по сути, дом художников, – Малая Грузинская, дом 28.

М.Ц. – Какие были художественные вкусы и пристрастия Высоцкого?
Э.Д. – Вы знаете, его вкусы шли гораздо выше социалистического реализма, он его так же не признавал, как и мы. У него был круг художников, чьи работы ему очень нравились. Скажем, художник из Киева Вадим Игнатов.*1 Он рисовал людей таких механических, из деталей каких-то, Володя эти работы очень любил. А официальное социалистическое искусство он не любил и не одобрял.

М.Ц. – Владимир Семёнович любил Ваши плакаты?
Э.Д. – Он к ним очень хорошо относился.

М.Ц. – Высоцкий был подкован в художественном отношении?
Э.Д. – Да-да. И не только в живописи. Он прекрасно разбирался в поэзии – и в нашей, и в западной. Интересовался русской философией, знал работы Бердяева, Розанова, Флоренского. Они все тогда были запрещены, но в нашем кругу книги эти ходили. Кто что откопает – этим всегда делились. И думали: ну как могли русские, интеллигенция, не допереть до одной простой вещи! Откройте словарь Даля и прочитайте: "Коммунизм – это политическое учение о праве каждого на чужое". Ну почему никто не прочитал Даля?!

М.Ц. – Каким был Высоцкий в общении?
Э.Д. – Вы знаете, когда он не хотел с кем-то общаться, он сидел и смотрел исподлобья. Вот я его таким и написал – это был его коронный взгляд. Так он смотрел, пока не поймёт, кто это, что за человек. А когда понимал человека, тогда становился совсем другим, расслаблялся, шутить начинал.
Раздражало его, конечно, когда кто-то запанибрата, по плечу хлопает: "Поехали с нами, Володя! И Марину привози!" Ну какому нормальному человеку это понравится?

М.Ц. – Вы были председателем московского комитета художников-графиков на Малой Грузинской (за что и получили художники прозвище "малые грузины"). Очереди в выставочный зал бывали огромные, это я помню. Кажется, там были и выставки фотографии, и на этих выставках экспонировались фотопортреты Высоцкого?
Э.Д. – У меня много фотографий Высоцкого и, в основном, именно с этих выставок. Все фотохудожники состояли в нашем комитете – Плотников, Стернин и другие. И фотографии Высоцкого мы демонстрировали просто великолепные!

12.12.2006 г.

Рекомендуем: