М.Ц. – Как известно, Высоцкий не так часто пел под чужой аккомпанемент. Точнее сказать, такие случаи можно буквально пересчитать по пальцам. И в большинстве случаев это был именно Ваш аккомпанемент. Поэтому я предлагаю сегодня ограничить нашу беседу именно этим – Ваши с Высоцким совместные выступления, в том числе те, где Вы ему аккомпанировали.
Д.М. – Наверное, первые такие выступления были в Киеве во время гастролей театра в сентябре 1971 года. Приём спектаклей был прекрасный, а, кроме того, были концерты. Помню, мы выступали на радиоламповом заводе. Высоцкий куда-то торопился, он выступил почти самый первый и уехал. Потом другие артисты выступали, и я, в частности.

Потом в 1973 году во время гастролей театра в Ташкенте мы целой бригадой выступали в Навои. Причём сперва полетела одна группа артистов с Дупаком, а вторая группа, где были Юрий Петрович Любимов и Высоцкий, должна была прилететь позднее. Помню, Николай Лукьянович (Дупак, – М.Ц.) говорит: "Ну а что? Мы и так концерт дадим".
Встретили нас. И встречающий спрашивает: "А где Высоцкий? Где Любимов?" Николай Лукьянович говорит: "Нет их пока". А ему в ответ: "Ну вот когда они прибудут, тогда мы уже конкретно поговорим о концерте". Ну правильно – они же именно Высоцкого хотели услышать.
Приём в Средней Азии был великолепный. В Ташкенте мы выступали в огромном дворце. Я не знаю, какая там вместимость была, но тысячи две-три – это точно. И был полный аншлаг. И в Алма-Ате аншлаг. Великолепные были гастроли!
Потом была болгарская запись, ну она Вам известна, конечно. Это было в Софии в сентябре 1975 года после спектакля "Десять дней..." – Володя, Шаповалов и я. Записывали ночью в здании радиокомитета.
Ещё один раз, тоже в Болгарии, я аккомпанировал Володе "Кони привередливые". Этого на фонограмме нет, просто нас пригласили в кафе, мы там сидели, а потом Володя спел. Я использовал ту аранжировку, что сделал Гаранян, но не в соль-миноре, а в ми-миноре. Причём Володя сам не играл, я один играл.
Вообще в Болгарии было очень много у нас совместных выступлений.

М.Ц. – А Венгрии в 1976 году были концерты?
Д.М. – По-моему, мы выступали в посольстве советском, но записи нет.

М.Ц. – А в Югославии?
Д.М. – Дай Бог памяти... Кажется, и там что-то было. Но Болгария вот запомнилась больше. Нас там принимали просто по-царски. Мы там объездили то ли шесть, то ли семь городов – и везде с таким триумфом! И почти в каждом городе были концерты, где мы с Володей выступали.

М.Ц. – Есть одна фонограмма Высоцкого, сделанная в Вашем присутствии и с Вашим участием. Довольно среднего качества, похоже, что на кассетник записано.
Д.М. – Есть там "Гамаюн"?
М.Ц. – Есть.
Д.М. – Это в Германии сделано, в гостинице в Ростоке. Февраль 1978 года. Володя пригласил к нему зайти. Там я показывал ему какие-то варианты аккордов, он, вроде, оценил.

М.Ц. – Всем коллекционерам фонограмм отлично известны записи, сделанные дома и на даче у Серуша Бабека. Там Высоцкому аккомпанируете Вы и Ваш друг Вячеслав Гауфберг. Сколько было записей, и где они делались?
Д.М. – В квартире Бабека на Речном вокзале было, как мне помнится, две записи. Одна запись была на даче у него, в Опалихе. Ну, на даче особой записи не было. Поехали туда Абдулов, Бортник, кто-то ещё... Началось застолье, так что мне не показалось, что та работа была продуктивной. Для работы надо всё-таки собираться – и никаких застолий. Но что-то мы там записали, но КПД был не очень...
А на Речном вокзале – это точно было два раза. Помню, в первый раз был Сева Абдулов. Мы записали "Гамаюн", кажется, "Как во смутной волости..." Кстати, для спектакля "Владимир Высоцкий" Юрий Петрович выбрал запись "Птицы Гамаюн" именно из этой записи. Я когда в спектакле участвую, то слушаю и даже думаю: "Наверное, я бы сейчас так не сделал". Что-то тогда такое произошло, сейчас я не смог бы это повторить, наверное.

М.Ц. – А какой это был год?
Д.М. – Это был 1976 год. Может быть, часть песен записана в 1977-м.
М.Ц. – А не могло это быть в 1978 году?
Д.М. – Нет, этого тогда точно не было. Это не позднее 1977-го. Кажется, летом. В Опалихе, как мне помнится, это летом было. А ещё был случай... Тоже, кажется, в 77-м году. Володя пригласил нас к себе домой, хотел с нами сделать записи, но у него почему-то магнитофон отказал. Приехали на его машине, посидели, поговорили, и он отвёз нас домой.

М.Ц. – А в чём была вообще идея этих записей? Насколько я знаю, Высоцкий хотел включить их в очередную пластинку?
Д.М. – Я не знаю... Он хотел сделать хорошие записи. Сначала он предложил мне, а я ему сказал: "У меня друг есть, давай с ним попробуем". Володя как-то сначала не очень к этой идее отнёсся, но согласился попробовать. По-моему, получилось хорошо. С расстояния времени это так видится.

25.10.2008 г.

Рекомендуем: