М.Ц. – Как Вы познакомились с Владимиром Высоцким?
А.Х. – Мы познакомились благодаря Василию Васильевичу Кондакову. В то время, в 70-е годы, это был очень известный администратор, который занимался организацией концертов. Кроме Высоцкого, он работал со многими другими артистами, которые в то время были популярны, – В.Толкуновой, Л.Сенчиной и другими.
Концерты нашего ансамбля тоже организовывались через Кондакова, и вот мы начали работать в совместных программах с Высоцким. Это был, я думаю, примерно, 1978-й год и до его смерти мы работали практически во всех его больших программах.
Ему нравилось работать с моим коллективом, а нам нравилось работать с ним. Моя группа называлась "Здравствуй, песня!", такое чисто советское название было.

М.Ц. – А в каких городах вы выступали с Высоцким?
А.Х. – В разных городах выступали. Кстати, хочу сказать, что когда люди говорят, что на Высоцкого всегда был аншлаг и невозможно было попасть, то это не так, это неправда. Были, например, такие города, как Ставрополь, как Ярославль, где концерты даже отменяли, потому что не было зрителей. Скажем, вместо трёх объявленных концертов в день, проходил только один.
И в то же время я лично был свидетелем того, как в других городах на концерты Высоцкого прорывались, ломали двери на сцену, и люди шли через сцену в зал, едва не наступая друг на друга.

М.Ц. – Не припомните, в каких городах такое было?
А.Х. – Точно сказать не могу, не помню, но помню, что это было на Украине.

М.Ц. – Много лет назад в израильской русскоязычной газете "Калейдоскоп" (Тель-Авив, 31.07.1992 г., стр.16) в числе неудачных для Высоцкого городов Вы называли Рязань, а сейчас припомнили Ярославль... Вы работали с Высоцким в обоих этих городах?
А.Х. – Видимо, Рязань в статью попала по ошибке. Я совершенно точно могу сказать, что это был Ярославль. Выступления проходили во Дворце спорта. Для того, чтобы не было отмены концертов, была срочно приглашена группа Стаса Намина. Она была очень популярна тогда, и таким вот образом концерты состоялись.

М.Ц. – Мне кажется, в Ставрополе не было достаточного количества зрителей, потому что выступлений там было слишком много – 24 за восемь дней...
А.Х. – Я не помню количества концертов, но причина могла быть ещё и в том, что дело было ранней осенью – шла уборка урожая. Это могло, конечно, повлиять на посещаемость. Но факт остаётся фактом...

М.Ц. – Один из администраторов Высоцкого, Н.Тамразов, рассказывал, что в Ставрополе Высоцкий пел несколько песен в сопровождении Вашего ансамбля.
А.Х. – Было такое дело... Но я не уверен, что это было именно в Ставрополе – всё-таки прошло уже более двадцати пяти лет. Но такое, действительно, бывало, что мы аккомпанировали ему. Не вся его программа шла под аккомпанемент, а несколько песен. Кроме того, наши ребята приходили к нему домой, чтобы там записать несколько песен.

М.Ц. – То есть, у Высоцкого и Вашей группы были совместные репетиции?
А.Х. – Ну, как сказать, репетиции... Все грамотные, все всё понимают. Лично я, кстати, никогда на такой встрече не был, я просто отправлял туда ребят.

М.Ц. – Насколько я знаю, Вы готовили представление по песням-сказкам Высоцкого под названием "Ярмарка".
А.Х. – Эта программа не состоялась. Я не помню точно, когда мы начали работать над этой программой. Думаю, где-то за полгода до смерти Высоцкого. Просто решили создать такую программу по сказочным песням Высоцкого. Шёл подбор песен, мы с ним встречались, беседовали, обсуждали, какие песни использовать, что пропустить между песнями, какой будет порядок песен, и так далее.
Программа была фактически уже создана, но работа прекратилась в связи со смертью Высоцкого.

М.Ц. – Пожалуйста, расскажите о песне, которую Высоцкий написал специально для Вашего ансамбля. Где и когда она была создана?
А.Х. – Эта песня с посвящением. Не помню, где это было, кажется, – в Северодонецке, но я могу ошибиться. У одного из членов нашего коллектива, саксофониста Дедова, был день рождения. И вот Высоцкий переделал свою известную песню таким образом, что там упоминались некоторые имена членов группы.
Хаславский Деду: "Не канючь!"
А он за гаечный за ключ...
– и так далее. То есть, песня была, так сказать, приспособлена к обстоятельствам...

М.Ц. – А Вы писали посвящения Высоцкому?
А.Х. – Есть одна песня, написанная мною через два месяца после смерти Высоцкого. Она написана совместно с Игорем Кохановским, которому посвящена песня "Мой друг уехал в Магадан..." У них была большая дружба с Высоцким, а я с Игорем много работал вместе, у нас много песен вместе написано.
И вот после смерти Владимира Семёновича мы с ним решили рискнуть и написали песню, которая называлась "Памяти певца". Нам удалось её записать на фирме "Мелодия", там вышел даже каталог с новыми песнями, где была упомянута и эта. Однако выпуск пластинки был запрещён Краснопресненским райкомом КПСС, на территории которого находилась фирма "Мелодия".
Так что эта песня никогда не выходила на пластинке. Моя группа включала её в программы, у этой песни был всегда прекрасный приём на публике.

М.Ц. – Вы общались с Высоцким регулярно на протяжении последних двух лет его жизни. Какие его человеческие качества Вам запомнились?
А.Х. – Спокойный он был... Не слишком разговорчивый, всегда собранный. Опрятно одет.
Понимаете, самое страшное в жизни, что как-то привыкаешь ко всему. Работает рядом с тобой Высоцкий – ну, и прекрасно. И не было чувства, что он великий человек, гений. Никто не думал о том, что люди не вечны...

2.07.2005 г

Рекомендуем: