М.Ц. – Александр Исаакович, я знаю, что Вы были знакомы с Высоцким с детства, а потом занимались с ним в студии В.Богомолова. Что это была за студия?
А.С. – Это, собственно, даже и не студия была, а драмкружок при Доме учителя Свердловского района. Располагался он на бывшей улице Горького, ныне снова Тверской. Дом, где проходили занятия, располагался напротив спортивного магазина "Динамо". Мы занимались в бывшей купеческой квартире, очень уютной, большой и просторной.*1 Вот там мы довольно долго занимались вместе с Володей.

М.Ц. – Я знаю из Вашей беседы с журналистом В.Перевозчиковым,*2 что в кружке ставились отрывки из пьес Чехова, Островского. А выступали вы где-то или всё это было просто на уровне репетиций?
А.С. – Ну, в основном, это был репетиционный процесс. Но иногда мы играли. Там была такая бальная зала. По ночам мы сами делали декорации, а потом приглашали своих родственников, близких, друзей. Но играли мы нечасто, в основном были репетиции. Это был процесс учёбы, процесс постижения профессии.

М.Ц. – Расскажите, пожалуйста, о руководителе кружка.
А.С. – Владимир Николаевич Богомолов был очень талантливый педагог, его, к сожалению, уже нет в живых. Тогда он был ещё молодым человеком, только недавно окончил Школу-студию Художественного театра и был приглашён актёром и режиссёром во МХАТ. Он стал самым молодым в то время членом художественного совета театра, а в свободное время ещё и нашим кружком занимался.

М.Ц. – То есть, как я понимаю, этот кружок был местом подготовки будущих актёров, готовящихся поступать в театральные школы?
А.С. – Ну, Вы знаете, просто там собирались люди, которые любили театр, и занимались там всерьёз. Не так, как сейчас занимаются – поскорее куда-нибудь выпрыгнуть. У нас был принцип: не казаться, а быть. Стать. Постичь. Из этого кружка вышло много талантливых людей.

М.Ц. – Вам запомнилось что-нибудь из ролей Высоцкого в богомоловском кружке?
А.С. – Мне запомнилась композиция по "Запискам вспыльчивого человека" Чехова, где Володя играл главную роль, вот этого самого вспыльчивого человека. Репетировал он эту роль с большим увлечением и очень успешно.

М.Ц. – Эта композиция показывалась на зрителях?
А.С. – Не помню уже. Но работа была очень интересная. Я помню, мы были на гастролях в ГДР и переезжали автобусом из Берлина в Росток.*3 Очень красивая дорога была, мы все веселились. И тут Володя ко мне подошёл и говорит: "А помнишь, как Богомолов учил меня сквозному действию?" (Это такое понятие есть в системе Станиславского.) И он процитировал большой кусок из этой роли. Я удивился, что он всё ещё помнил её через столько лет. И он с восторгом вспоминал, как Богомолов точно учил профессии.
Богомолов ходил на семинары к Кедрову.*4 Туда многие ходили, в том числе, и Юрий Петрович Любимов, и Ефремов, и многие другие. Это были семинары по действенному анализу. Кедров очень интересно эти семинары вёл, а наши молодые учителя потом преподавали это нам.

М.Ц. – Вы играли с Высоцким в одних спектаклях в Театре на Таганке?
А.С. – От него ко мне перешла роль Мужа в "Добром человеке из Сезуана". Володя раньше играл эту роль, а потом, когда Любимов его назначил на роль лётчика, он мне эту роль передал.

М.Ц. – Когда Н.Губенко ушёл из театра, постепенно все его роли перешли к Высоцкому. Можно ли, на Ваш взгляд, говорить, что на момент ухода Губенко Высоцкий был уже одним из ведущих актёров "Таганки" или просто Любимов, что называется, видел его в этих ролях?
А.С. – Действительно, роли Губенко перешли к Высоцкому. А "Галилея" Любимов вообще хотел делать с Губенко, а потом назначил Высоцкого. Так что Володя действительно заменил Губенко.

М.Ц. – Высоцкий вводился на рисунок ролей так, как их сделал до него Губенко, или он привносил в них своё видение?
А.С. – Ну, как Вам сказать... Всё-таки у нас театр специфический, театр такой, так скажем, волевой режиссуры. Там, где есть рисунок, сделанный Юрием Петровичем, он не меняется, как правило, а актёр должен в этот рисунок войти и освоить его, что Володя успешно и сделал.

М.Ц. – Высоцкий менялся в своих ролях с течением времени или роль была сделана раз и навсегда?
А.С. – Понимаете, в чём дело... Актёр меняется с годами, конечно. Меняется зритель – меняется и актёр – взрослеет, стареет, физически изменяется, и так далее. И, соответственно, игра меняется, театр ведь – это живое искусство. Искра между артистом и зрителем – это и есть театр, собственно говоря.

М.Ц. – Любимой театральной ролью Высоцкого был Гамлет. Эту роль он сыграл 217 раз. По общему признанию, исполнение им этой роли в спектакле, показанном в Марселе в декабре 1977 г., было гениальным или, по крайней мере, было событием из ряда вон выходящим. Вы помните тот спектакль?*5
А.С. – Когда мы были в Марселе, то нас всех пригласила в гости мадам Лафит. Она была издательницей, очень крупной общественной деятельницей. Это было перед самым последним спектаклем. Она пригласила всю труппу к себе на вечеринку. Мы там выпивали, веселились. Володя, правда, не пил ничего.
Присутствовавшие там молодые французские актёры попросили его попеть. Он взял гитару, стал петь. Они решили его, так сказать, угостить. Раз налили, два налили... Ну, он сперва отказывался, а потом действительно выпил.
В этот момент заходят в комнату Любимов с Боровским и видят, что Володя "развязал", а завтра играть "Гамлета". Любимов начал Володе резко выговаривать: "Немедленно прекрати! Тебе завтра играть!" Володя вскинулся, выскочил из дома и убежал.
Кинулись его искать по всему Марселю, потому что ясно же было, что если он напьётся, то будет сорван последний спектакль и перечёркнуты все гастроли.
Нашли его в какой-то таверне в порту совершенно пьяного. Попросили приехать Марину Влади, она немедленно приехала. Нашли врача, который в течение всего спектакля стоял в кулисах, вкалывал что-то Володе.
Володя был совершенно белого цвета, буквально на грани жизни и смерти. Практически он уже не играл, а был Гамлетом. Он буквально умирал на сцене. Это был совершенно потрясающий спектакль, но понять это можно было, только зная всю ситуацию, зная, что происходит. Если честно, было просто страшно.

23.04.2005 г.
Беседу вёл Марк Цыбульский (США)

Рекомендуем: